Перейти к публикации

Пессимистка

Solka
  • · 3 минуты на чтение

Вера была пессимисткой.

Неисправимой, необъяснимой, раздражающей и вообще... Неприятно с такими рядом находиться.

Лежала наша героиня в больнице. Отрывалась по полной программе: инфаркт, клиническая смерть, реанимация. Довелось ли ей порхать в пресловутом тоннеле, история умалчивает. Однако через два дня нашу пессимистку, уцепившуюся за жизнь, как бульдог за палку, перевели в общую палату.

Лежит Вера, поправляется. Ест, пьет, процедуры принимает, с окружающими беседует.

И выясняется, что все в палате поправляются потому что оптимисты, и лишь она непонятно как сюда попала. Случайно, видно, выпала из прохудившейся кошелки Смерти.

У Светланы, учительницы химии, вся семья по церквям моталась, свечки ставила, Бога молила, в лучшее верила.

Родные проводницы Катерины неделю пили за ее здоровье, и, как оказалось, не напрасно.

Старушка Ольга Ивановна и сама не промах, с утра до вечера на позитивных заклинаниях.

Все в палате, кроме Веры, при деле: кто четки перебирает, кто разноцветные узелки вяжет.

И, самое главное, все как один позитивно мыслят.

-- Ну что, девчонки, по маленькой, все-таки праздник, 8 марта!

Все выпьют за здоровье, одна Вера отказывается. Нельзя, говорит, усугубить можно. И прогноз тогда неблагоприятный.

-- Эх, Вера, Вера, что ж ты так скорбно на жизнь смотришь. Нельзя себе в маленьких радостях отказывать, - скажет ей общество. И головой покачает.

Назавтра, правда, часть общества перекочует обратно в реанимацию, ну, так все, как говорится, в руках Божьих. Зато повеселились, дух боевой укрепили.

Принесли на обед котлетки, милые на вид, подозрительные на вкус.

-- Не ешьте, -- советует Вера, -- это не еда, а удар по желудку. Весь холодильник передачками забит, зачем же травиться чем попало.

Общество дружно сказало «фи» и котлетки - «all inclusive» исчезли. Печально, но не все желудки оказались позитивно настроенными, и к вечеру с некоторыми дамами большой конфуз приключился.

Коситься стали на Веру, недолюбливать темную пророчицу.

И вот случается еще одно происшествие. Совсем ничтожное, говорить не о чем. Но в этом происшествии весь неприятный характер нашей героини раскрылся, все ее дерьмо непозитивномыслящее наружу полезло.

Верина соседка по койке разбила градусник. Ну, разбила и разбила, с кем не бывает. Так все семь человек в палате и решили. А восьмая, Вера, совсем по-другому себя повела. Заохала, заахала, панику подняла.

-- Надо срочно, -- кричит, -- всем из палаты выйти, СЭС вызвать, дезактивацию провести.

Ну конечно, смешно всем стало.

-- Ты что, Вера, совсем дура или прикидываешься? Из-за ерунды цирк устраиваешь!

А пессимистка не унимается:

-- Пары ртути жутко вредны, тем более больным людям. Прогноз после отравления всегда неблагоприятный. Вы же все в школе учились, знать должны.

-- Заткнись-ка лучше, ученая, и не мешай нам ужинать, -- заявила толстая Катя с колбасой в руке.

-- Да и правда, Вера, хватит дурочку из себя строить, -- подхватила Светлана и позвала санитарку.

Пришла санитарка с веником и совком и привычно, без особых хлопот «дезактивировала» безобразие. Потом ртуть, что собрать удалось, в унитаз выбросила. Долго еще веселые шарики на дне болтались, больных развлекали.

А Вера окончательно уважение окружающих потеряла. Непозитивная она, пессимистка. Разве можно в нашей жизни на всякую ерунду так реагировать? Пусть бы сама все в черном свете видела, так и других в свою веру перетянуть пытается, мозги будоражит.

А это в нашей жизни страшнее всего. Вдруг думать начнем?

  • Нравится 2
  • 1
  • 614
1
614
  • Нравится 2

1 комментарий

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...