Перейти к публикации

Галатея

Anna Kuznetsova
  • · 1 минута на чтение

На острие мыса, находящегося недалеко от Варны, в течение десятилетий освещает путь кораблям маяк. Однако много веков тому назад здесь находилась греческая античная крепость Галарос.

1121d57596af3c88318093c3cdc6a75a.thumb.jpg.eb0e9d02bc34ce9943ba3c71e9112a5f.jpg

В крепости жили отец и сын. Они были сильными, непобедимыми воинами и слава о них разнеслась повсюду.

Во время одного из морских сражений они захватили пиратский корабль. Среди несметных богатств на нём находилась и девушка неземной красоты по имени Галатея. Она сочетала в себе молодость и красоту, смелость и ум. Отец и сын влюбились в неё. По традиции она должна была принадлежать старшему воину - властителю крепости. Он относился к Галатее с любовью, нежностью, и она отвечала ему тем же.

Однажды, после одного из морских сражений, сын вернулся тяжело раненым. Галатея ухаживала за больным день и ночь как родная мать. И благодаря её заботам он встал на ноги. Раны, полученные в бою, зажили, но другая рана осталась в его сердце. Галатея понимала его чувства, но не хотела изменить любви старого воина. По выражению лица сына она догадывалась, что он задумал недоброе, но не могла придумать никакого выхода из положения. Чтобы спасти свою честь и честь супруга, она решила покончить с жизнью. И однажды, в тёмную ночь, во время бури, она бросилась в морскую бездну с высокой башни.

2095874227_(ItalianSchool).1870_(SeaNymphwithAnchor)_127x101.6_.._.thumb.jpg.088b60d00e292996768f18016d3d9807.jpg

По утрам, когда солнце выплывает над морем, волны окрашиваются в пурпурнокрасный цвет - это кровь Галатеи. Вечером, когда луна освещает зловещее место гибели Галатеи, её тень сливается с тенью скалы. А звук разбивающихся о скалы волн - это стоны девушки, выражающие её бесконечную боль.

  • 0
  • 491
0
491

0 комментариев

Нет комментариев для отображения

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...