Перейти к публикации

Три встречи.Памяти Даниила Александровича Гранина.

Campanula
  • · 5 минут на чтение

Это было весной 1995 года. Мы сидели тогда в редакции газеты "Выборгские ведомости", пили растворимый кофе "Нескафе" (ну, это был шик того времени) и вели беседу о смене профессии. Разумеется, о том, какие профессии в ближайшем будущем будут наиболее перспективными и денежными, а так же о том, реально ли удачно сменить профессию, когда тебе уже за тридцать и более. Я уже давно к тому времени перебралась из Выборга в Санкт-Петербург, но связи со старыми друзьями не теряла. Да и до сих пор не теряю. И вот тогда я сказала, что. Дескать, ещё до войны, в электролаборатории Ленэнерго под руководством моего очень дальнего родственника Павла Порфирьевича Острого стажировался некий будущий инженер Данечка Герман, который впоследствии вошёл в историю русской литературы как Даниил Гранин. Вот, поменял же человек профессию-и вполне успешно. Хотя Павел Порфирьевич отзывался о нём как об очень толковом и многообещающем инженере. - Так... Значит, у тебя есть возможность взять у Гранина интервью и сделать для нашей газеты эксклюзивный материал. И почему этот материал до сих пор не сделан и не лежит у меня на столе? - спросила редактор Ира Леонтьева. -Да вы посмотрите, у неё даже очки от такого бесстыдства не распаялись,-поддакнула Леонтьевой моя приятельница Лидия Смирнова. Все посмотрели на мои очки в металлической оправе. Очки действительно были целёхонькие. Телефон Гранина, разумеется, был в закрытой базе, но узнать его номер труда не составило. Эти закрытые базы данных -примерно как дверные замки, только для честных людей. Затем я навестила вдову Павла Порфирьевича и хорошенько поработала с семейным архивом и довоенными фотографиями. Перечитала "Искателей","Иду на грозу" и "Зубра" -три свои самые любимые гранинские книги, благо они были в домашней библиотеке. И, наконец, позвонила Гранину. - И о чём Вы хотите со мной поговорить?-поинтересовался Даниил Александрович после того, как я представилась. - О Вашей довоенной работе в лаборатории Ленэнерго, о романе "Искатели" и Андрее Лобанове,-ответила я. -Хорошо,-сказал Гранин,-Я сейчас живу на даче в Комарово. Приезжайте, поговорим. Он назвал адрес и мы согласовали дату и время встречи. Комарово-это было очень, очень кстати. А то я всё пыталась придумать, как будущему интервью с Граниным придать эдакий выборгский краеведческий уклон. Всё-таки "Выборгские ведомости"-это районная газета в городе с населением около ста тысяч человек и материал должен быть соответствующий. А Комарово-это Карельский перешеек, практически выборгские места. Ну, или... Хмм... Почти выборгские... Разумеется, в назначенное время я была в Комарово. Дача Гранина представляла собой скромный и опрятный деревянный двухэтажный домик, стоявший на участке, поросшем соснами. Меня встретила жена Гранина Римма Михайловна. -Даниил Александрович немного опаздывает. Он просил извиниться. Подождите у него в кабинете, хорошо? Он скоро приедет. Римма Михайловна проводила меня на небольшую светлую веранду, где стоял стол с пишущей машинкой, пара стульев и диванчик. На веранду можно было войти как из дома, так и со двора. -Вот здесь Даниил Александрович почти все свои книги написал,-улыбнулась Римма Михайловна. Потом она вышла и вскоре вернулась с подносом, на котором стояли чашка с чаем, небольшая вазочка с домашним клубничным вареньем и блюдце с печенюшками. -Попейте чаю. Даниил Александрович только что позвонил, он вот-вот будет. У меня были с собой диктофон, фотоаппарат, альбом со старыми фото Павла Порфирьевича и первое издание " Искателей". А вот купить тортик или пирожных я не догадалась. Растяпа. Минут через пятнадцать к дому лихо подкатил "жигулёнок", за рулём которого сидел Гранин. Я почему-то подумала, что Гранину уже под восемьдесят, а он не сутулится. -Как Вы узнали мой номер телефона?- первое, о чём спросил меня Гранин. Потом посмотрел на выражение моего лица и рассмеялся.-Да, действительно, глупый вопрос, Вы правы. Понимаете, я устаю от людей... Я кивнула головой, вытащила альбом с фотографиями и с разрешения Гранина включила диктофон. _Откуда у Вас эти фото?-удивился Гранин, листая старый альбом._- От родственников,- не стала я особо уточнять. А потом мы просто сидели, пили чай и говорили. О судьбе Павла Порфирьевича Острого, об электролаборатории, о первой книге "Искатели", которая для Гранина была по сути автобиографической, поскольку под именем главного героя романа Андрея Лобанова он описал самого себя... И о многом другом. Долго, часа два. Потом мы закончили, вышли во двор, я попросила разрешения сфотографировать Даниила Александровича и сделала несколько фото.-Профессионалка,-улыбнулся Гранин. Попрощавшись с ним и Риммой Михайловной, я пошла на железнодорожную станцию, чтобы успеть на электричку в Питер. Статью для газеты я написала быстро, буквально за один вечер. Материал получился большим, но основную часть текста составляли слова Гранина, записанные на диктофон. Я старалась быть максимально точной. Тут, правда, возникла проблема- по правилам хорошего журналистского тона этот материал было нужно дать на прочтение и согласование Гранину прежде, чем отдавать на публикацию. Я позвонила Граниным, но Римма Михайловна сказала, что Даниил Александрович уехал подлечиться в санаторий и вернётся не скоро. Да и к тому же мне не хотелось быть назойливой и отнимать у Гранина время. Так что я отвезла в "Выборгские ведомости" статью и фото и редактор Ирина Леонтьева опубликовала весь материал без каких-либо своих правок. А уже потом, много позже, я как-то увидела афишу, что в Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина состоится встреча с Граниным. Взяла несколько экземпляров газеты со статьёй, фотографии, сделанные мной в Комарово, сложила в папочку. Пришла на эту встречу и в самом конце мероприятия, улучив момент, подошла к Гранину и отдала ему эту папку. Народа на встрече было очень много, у Гранина просили автографы и выглядел он утомлённым. Даниил Александрович посмотрел на меня с некоторым недоумением, но папку взял. Я, естественно, сразу же ушла. Почему-то я думала, что больше Гранина никогда не увижу. А увидела. Прошло несколько лет, я как-то шла по Литейному. Осень, мерзкая погода, уже зажглись фонари, стеклянно блестел мокрый асфальт. Прохожих было немного , я шла, погруженная в какие-то свои мысли. Мне навстречу попался неброско одетый высокий пожилой мужчина. Проходя мимо меня он сказал:"Здравствуйте, Марина" и кивнул мне головой. Я автоматически буркнула:" Здрасьте" и пошлёпала дальше. И лишь только потом до меня дошло, что это Гранин. Я обернулась, но Даниил Александрович уже слился с толпой прохожих. Я подумала, что, наверное, моя статья ему понравилась, иначе б он не стал здороваться. Ну, и хорошо. В этом году Даниила Александровича Гранина не стало. Судьба отпустила ему большую жизнь-98 лет. Римма Михайловна, его жена, умерла в 2004 году. Написали, что Гранина похоронили рядом с ней -на кладбище в Комарово. Царствие им Небесное.

  • Супер 5
  • 3
  • 1545
3
1.5k
  • Супер 5

3 комментария

Ромбов

Ювелирно тонко.

Campanula
Ювелирно тонко.

Спасибо, я старалась.

Campanula
Счастье, что можно читать такие "Дневники".

Хотя по моему мнению -это нужно публиковать для более широкой аудитории.

Спасибо.

Я рада, что Вам понравилось. А насчёт "более широкой аудитории" можно не беспокоиться: кому надо -те прочтут.

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...