Перейти к публикации

Главы из книги.

Mik15
  • · 5 минут на чтение

Пастух

Мик Александров

Должность пастуха в деревне не из последних. Это только кажется, чего проще, ходи себе за коровами, кнутом помахивай-похлопывай, да на рожке играй. Ан нет, не всё так просто. Местность надо знать досконально, где что растёт и в какое время, иначе хорошего удоя не видать. Расположение колхозных полей и частных покосов, где что посеяно-посажено и когда убрано уже, что-бы стадо загнать можно. Где водопой хороший, удобный в это время, к какому пастбищу ближе, далеко гнать не след, на удое опять-же отразится, мало места - первые напьются, намутят воду, а остальным как.

Характеры подопечных надо знать, кто на что способен, обязательно характеры. В коровьем коллективе, как и во всех остальных, кто-то хитрый, так и норовит на колхозный клевер зайти, потихоньку-потихоньку, одним глазом на пастуха поглядывая, по шажочеку, а раз и уже в запретном месте. Кто-то ленивый, всё пытается от стада отбиться да полежать в кустах, такую можно и потерять. А есть хулиганистые коровки, драчливые, тоже глаз да глаз, не разнимешь во время, не разгонишь поранить могут друг друга. Даже бывают коровы мечтательные, идёт-идёт такая, вдруг встала, замечталась, задумалась, тут надо кнутом хлопнуть, что-бы отвлечь, на землю опустить, а то и подстегнуть особо увлечённую натуру.

Есть чрезмерно любопытные, как правило из молодых, ну всё им интересно, всё лезут куда не просят. Хлопотно с ними, то в корчёвке застрянут, то в болото по самые рога, то пчелу нюхают до тех пор пока не ужалит. Молодёжь, что поделаешь, жизни учатся. Самые же противные коровы - вредные, есть и такие. От этих вообще чего угодно ожидай. И главное ведь прикидываются всегда самыми послушными, самыми дисциплинированными. Такие всё делают из под-тишка, то боднут телёнка чужого, то отстанут незаметно, что-бы на клеверище или посевы какие уйти, потом так-же незаметно вернуться. Оправдывайся перед бригадиром за такую, если не уследил.

В общем не так просто быть пастухом, знать и уметь надо много, а главное, работу свою пастушью любить. Нельзя без этого, не получится без этого хорошего пастуха. Вот и выходит, что должность коровьего командира не из последних и даже в деревне уважаема, если он настоящий конечно, а не так, лишь бы был, да стадо гонял.

***

Яков пастухом был настоящим, знающим, опытным и ответственным, потому как дело своё любил. За это в деревне его уважали, можно сказать ценили, даже прощали некоторые недостатки, а кто-же без них, зато пастух каких поискать.

Первый недостаток был в том, что Яков мог запить. Нечасто конечно и не на долго, дня на три, ну бывало на неделю, с Дня Победы. Это всегда, каждый год. Бывало ещё в сентябре, после уборки урожая, но тут как получится и вовсе не обязательно. Тогда бригадир, безрукий Митряха, наряжал в пастухи кого-то из рядовых колхозников. Однажды, когда Яков пил целую неделю, попытался бригадир даже отстранить его от должности совсем. Но бабы возмутились, Якова отстояли, да и сам Митряха понимал, что такие пастухи на дороге не валяются, к тому-же тоже был ветераном, руку не войне потерял, День Победы так-же отмечал, но без запоя и всё обошлось.

Второй недостаток - характер. Сложный надо сказать характер, независимый, упрямый и даже скандальный. Свою точку зрения отстаивал Яков до конца, до ругани, до драки. Когда-то, сразу после войны, назначили его бригадиром. Да и то, человек грамотный, орденоносец, жилка крестьянская имеется, на все руки, хозяйственный.

Вот хозяйственность, совместно с характером и подвели. Сдала бригада государству всё что положено, зерно фуражное и семенное, даже выше плана. Но в правлении решили, что мало, что можно ещё с бригады Якова зерна взять, много мол оставили на посев, в других бригадах меньше. Приехал председатель, стал требовать дополнительной сдачи семенного фонда, Яков упёрся, председатель кулаком по столу, ну а Яков кулаком по председательским зубам.

Шуму было много, до милиции дело дошло, правда не посадили, учли фронтовые заслуги и перевыполненный план. Даже поговаривали, что знакомства у Якова в милиции, как будто они с начальником воевали вместе. Как бы то не было, но дело замяли, а Яков с тех в пастухах, что впрочем его совершенно устраивало, с одной стороны сам себе начальник, безрукий Митряха не в счёт, с другой, пока пасёт и сена успеет накосить на свою скотину, корзинок наплести, грибов насобирать, ещё и дров на зиму заготовить. Выгодная во всех отношениях должность.

Инциденты конечно бывали, особенно по поводу скотины, с тем-же бригадиром, да и зоотехником. Например какую скотину из молодняка сдавать на забой, а какую оставить на племя, но до мордобоя не доходило. Председательские зубы помнили все, да и прислушивались к совету пастуха, человек он в этих делах был опытный.

Мужики деревенские тоже с Яковом старались не связываться, поспорить немножко конечно можно, но до поры, лучше во-время остановиться, а то и до греха не далеко. Кто-то помнил Яшку ещё молодым, он и тогда уж в ловкости в драке был первый, а служба во время войны в полковой разведке, это совсем не шутки. Как Яков умеет пользоваться ножом, знали все, с двадцати шагов пригвоздит спичечный коробок к дереву так, что не у каждого хватит сил нож достать. И скотину резать всегда звали пастуха.

- Лёгкая у тебя рука, Яков Иванович, - говорили деревенские, - на раз бьёшь, не мучается у тебя животина.

- Это точно, - отвечал тот, - на меня ни один фриц, за всю войну не пожаловался, сколько я их поснимал, видать легко ушли, без мучений.

А как Яков мастерски пользовался длиннючим кнутом, так конечно не умел никто. Хлопки с утра, громкие как выстрел, поднимут любую хозяйку, лучше всякого петуха. На выбор мог сшибить с ёлки любую шишку, не задев другую, а уж если надо достать какую корову, то мог стегануть самым кончиком или зацепить за ногу. Но кнутом могло достаться не только корове.

Однажды, пригнав стадо вечером домой, Яков дождался хозяйку одной коровы, Шурку-почтальонку.

- Что-же ты, стерва толстозадая над животной издеваешься, днём доить не ходишь? Она же с отёла, раздаивать надо, доведёшь до мастита, такую коровку загубить.

Ей бы промолчать, Шурке, так нет, потянули за язык:

- А тебе какое дело, чёрт хромой, - Яков и правда хромал, ещё с войны после ранения, - моя корова, хочу дою, хочу не дою.

Сделав вид, что разговор окончен, пастух пошагал дальше, но вдруг развернулся и так хлестанул почтальонку по толстому заду кнутом, что та упала на колени и взвыла на всю деревню:

- Спасите, убивают!

А Яков, ещё раз хлопнул-выстрелил прямо над Шуркиной головой, от чего она растянулась и быстро поползла к дому, сплюнул под ноги и отправился дальше.

Шурка долго обижалась, хотела даже заявить в сельсовет, но не стала, да и дневных доек больше не пропускала.

Хороший пастух был Яков, хотя и имел характер не простой, сложный и даже скандальный. Но дело своё знал и любил.

© Copyright: Мик Александров, 2016

Свидетельство о публикации №216051001706

  • Супер 5
  • 3
  • 1363
3
1.4k
  • Супер 5

3 комментария

Гость Астильба

Как-то не закончено... Продолжения хочется... Или автор нас интригует? Заманивает? :thumbsdown:

Mik15
Как-то не закончено... Продолжения хочется... Или автор нас интригует? Заманивает? :thumbsdown:

Да нет, какие интриги? Просто пишу медленно:(, и под настроение. Увидел недавно, гнали стадо и пастух, на джипе:eek::D, потерял корову с телёнком, они долго звали стадо, только вечером ушли домой сами. Умные они, животные. Вот и вспомнил, как дед мой, Яков, коров пас, каким был пастухом. Об этом писать можно много. Сейчас мало кто может понять вообще.

Гость Астильба
Да нет, какие интриги? Просто пишу медленно:(, и под настроение. Увидел недавно, гнали стадо и пастух, на джипе:eek::D, потерял корову с телёнком, они долго звали стадо, только вечером ушли домой сами. Умные они, животные. Вот и вспомнил, как дед мой, Яков, коров пас, каким был пастухом. Об этом писать можно много. Сейчас мало кто может понять вообще.

Вот после последней фразы и хочется еще несколько случаев из его жизни прочитать. А ты на самом интересном оборвал...

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...