Перейти к публикации

Гленмиллер для Марии

Irisha

Рассказ

 

Спускаясь в холодную, обросшую ледяной бородой трубу подземки, она услышала тягучие джазовые модуляции. Мелодия казалась каким-то чудом в заплёванном полутёмном нутре коридора. В самом конце этого вонючего аппендикса раскачивался щуплый человечек в распахнутом пальто. Сгибался, как искалеченное дерево на ветру, вторя движениям маленького охрипшего инструмента. Она остановилась в нескольких шагах от джазмена, дослушала угасающую мелодию – и та-татата-тата-татата – что-то из Колтрейна? Или это Коулмен Хокинс? Россыпь густых, вспыхивающих, как угли костра, звуков, легко проходящих сквозь бетонное небо подземки, рассеивались звёздной пылью среди бессонных созвездий...

 

Она шагнула навстречу добродушному и довольно испитому лицу:

 

– А ещё?

 

– А вы любите джаз? – вскинулся и засветился от радости музыкант, как будто только и ждал вопроса. Широкоформатная улыбка, приподняв жёсткую щетку усов, показала редколесье зубов – ровно через один.

 

– Да, очень, – протянула она.

 

– О, ну тогда я вам щас... – он призадумался, возведя глаза к потолку. Вытряс из тела инструмента какие-то капли, прикрыл щёлочки глаз и стал раскачиваться, как это делает от скуки голая лампочка под потолком. Она слушала простуженный голос трубы и тоже легонько покачивалась в такт, а губы тихо вышёптывали знакомый мотив.

 

– А вот ещё! Вы любите Кролла, да? – вскрикнул вдруг музыкант. – Вы знаете, у меня было три счастливых дня в жизни – в его оркестре!..

 

– А это у вас что, флюгель-горн? – заглядывая в тёмный раструб, поинтересовалась девушка. Расспрашивать про Кролла она почему-то не стала.

 

– Нет, что вы, – по-детски засмущался он, – всего лишь корнет а-пистон. А флюгель-горн...– он шумно выдохнул, выпрямился и вдруг оказался выше на полголовы. – Это моя мечта, но разве ж она сбудется? Помните, как на нём Голощёкин наяривал! Погодите, я щас, – и он поднял свой инструмент.

 

И куда же деться от этих воспоминаний, а всё она тому виной – щемящая мелодия, история горячечной страсти, оборванной на взлёте, несбывшихся желаний, погибших надежд, а впрочем, для того они и рождаются, чтобы погибнуть в конце всех концов, раствориться в вечном небе желаний...

 

Вид у корнета был бомжевато-потёртый, она заметила даже какие-то помятости на его медном теле. Вполне под стать хозяину. Видно, жизнь хорошенько потрепала обоих. Но музыкант выжимал из друга всё, что можно. Он даже картинно отбежал в сторонку, чтобы показать, какой сумасшедшей силы звук обрушится на голову единственной его слушательницы. Корнетик, обмотанный грязными тряпочками, а сверху скотчем, после каждой мелодии прятался на груди хозяина под пальто, словно озябший бездомный щенок.

 

– А вы, вы на чём играете? – спросил музыкант, пользуясь паузой, чтобы отогреть инструмент.

 

– Я? Да я просто слушатель, – рассеянно ответила она.

 

– Нет, вы настоящий человек, вот вы кто! – выпалил он, – знаете, так редко удаётся встретить... – он отвёл глаза.

 

Она протянула приготовленную ещё у входа бумажку, и та моментально, хотя и как-то застенчиво исчезла в кармане потрёпанного пальтеца.

 

– Альбинке чё-нить куплю! Дочка моя, она меня ждё-ёт, – расплылся он в улыбке. – А вот и шапка её, – кивнул на пятнистого ушастого уродца, стоявшего на футляре и ждущего кормёжки. Потом натужно закашлялся, предусмотрительно отвернувшись в сторону, и сразу же затянулся бычком, который до этого прятался где-то между пальцев.

 

– Извините, замёрз я тут...

 

Он качнулся к девушке, подскользнувшись на банановой корке, но тут же принял преувеличенно вертикальное положение и прошептал:

 

– Только для вас!

 

Мелодия, пропитанная ядом нежности, и первая же нота зачерпнута из самой глубокой глубины, глубже не бывает. Как достаёт он этот светящийся сок из неказистого инструментика, какой-то помятой трубки? Она поняла, что ей пора, иначе просто обревётся, как сопливая девчонка. Развернулась и медленно, глядя на него вполоборота, побрела к выходу. Он что-то кричал вслед. Она разобрала:

 

– Как вас зовут?

 

– Мария, а вас? – откликнулась запоздало, бледным исчезающим голосом.

 

– А я Альберт, Альберт Снегирёв! Послушайте, не уходите, так редко... У меня столько пластинок джазовых... Их некому... Ну, хоть телефон запишите...

 

Но она уже уходила, улетала, исчезала. Не оборачиваясь, помахала рукой.

 

Когда она ступила на лестницу, на весь туннель вдруг прогремело и разнеслось эхом:

 

– Глен Миллер! Для вас, Мария!

 

Она не чувствовала вес тела, рот расплывался в глупой лягушачьей улыбке, а на глаза отчего-то наплывала солёная пелена, мешавшая разглядеть скользкие ступеньки. Солнечная гленмиллеровская душа рвалась за ней из тьмы туда, где свет, в настоящее небо с настоящими облаками, рвалась как росток, что знает лишь одну мудрость: тянуться вверх. Как смешно, подумала она, ну надо же – Альберт и Альбина, просто обхохочешься... Опереточные имена, перья в голове, нелепые искусственные ситуации, бумажные чувства... И как это не вяжется с пропитыми обитателями подземки, тоскующими по знойному миру джаза, золотому флюгель-горну и просто по тому, что тебя наконец-то кто-то выслушает и попросит сыграть немудрёного Гленмиллера.

Рекомендованные сообщения

Странная леди

Прекрасно. Ирина. Не ожидала от Вас. Вы талантливы. С удовольствием буду Вас читать.

Paransky
Рассказ

 

Спускаясь в холодную, обросшую ледяной бородой трубу подземки, она услышала тягучие джазовые модуляции. Мелодия казалась каким-то чудом в заплёванном полутёмном нутре коридора. В самом конце этого вонючего аппендикса раскачивался щуплый человечек в распахнутом пальто. Сгибался, как искалеченное дерево на ветру, вторя движениям маленького охрипшего инструмента. Она остановилась в нескольких шагах от джазмена, дослушала угасающую мелодию – и та-татата-тата-татата – что-то из Колтрейна? Или это Коулмен Хокинс? Россыпь густых, вспыхивающих, как угли костра, звуков, легко проходящих сквозь бетонное небо подземки, рассеивались звёздной пылью среди бессонных созвездий...

 

Она шагнула навстречу добродушному и довольно испитому лицу:

 

– А ещё?

 

– А вы любите джаз? – вскинулся и засветился от радости музыкант, как будто только и ждал вопроса. Широкоформатная улыбка, приподняв жёсткую щетку усов, показала редколесье зубов – ровно через один.

 

– Да, очень, – протянула она.

 

– О, ну тогда я вам щас... – он призадумался, возведя глаза к потолку. Вытряс из тела инструмента какие-то капли, прикрыл щёлочки глаз и стал раскачиваться, как это делает от скуки голая лампочка под потолком. Она слушала простуженный голос трубы и тоже легонько покачивалась в такт, а губы тихо вышёптывали знакомый мотив.

 

– А вот ещё! Вы любите Кролла, да? – вскрикнул вдруг музыкант. – Вы знаете, у меня было три счастливых дня в жизни – в его оркестре!..

 

– А это у вас что, флюгель-горн? – заглядывая в тёмный раструб, поинтересовалась девушка. Расспрашивать про Кролла она почему-то не стала.

 

– Нет, что вы, – по-детски засмущался он, – всего лишь корнет а-пистон. А флюгель-горн...– он шумно выдохнул, выпрямился и вдруг оказался выше на полголовы. – Это моя мечта, но разве ж она сбудется? Помните, как на нём Голощёкин наяривал! Погодите, я щас, – и он поднял свой инструмент.

 

И куда же деться от этих воспоминаний, а всё она тому виной – щемящая мелодия, история горячечной страсти, оборванной на взлёте, несбывшихся желаний, погибших надежд, а впрочем, для того они и рождаются, чтобы погибнуть в конце всех концов, раствориться в вечном небе желаний...

 

Вид у корнета был бомжевато-потёртый, она заметила даже какие-то помятости на его медном теле. Вполне под стать хозяину. Видно, жизнь хорошенько потрепала обоих. Но музыкант выжимал из друга всё, что можно. Он даже картинно отбежал в сторонку, чтобы показать, какой сумасшедшей силы звук обрушится на голову единственной его слушательницы. Корнетик, обмотанный грязными тряпочками, а сверху скотчем, после каждой мелодии прятался на груди хозяина под пальто, словно озябший бездомный щенок.

 

– А вы, вы на чём играете? – спросил музыкант, пользуясь паузой, чтобы отогреть инструмент.

 

– Я? Да я просто слушатель, – рассеянно ответила она.

 

– Нет, вы настоящий человек, вот вы кто! – выпалил он, – знаете, так редко удаётся встретить... – он отвёл глаза.

 

Она протянула приготовленную ещё у входа бумажку, и та моментально, хотя и как-то застенчиво исчезла в кармане потрёпанного пальтеца.

 

– Альбинке чё-нить куплю! Дочка моя, она меня ждё-ёт, – расплылся он в улыбке. – А вот и шапка её, – кивнул на пятнистого ушастого уродца, стоявшего на футляре и ждущего кормёжки. Потом натужно закашлялся, предусмотрительно отвернувшись в сторону, и сразу же затянулся бычком, который до этого прятался где-то между пальцев.

 

– Извините, замёрз я тут...

 

Он качнулся к девушке, подскользнувшись на банановой корке, но тут же принял преувеличенно вертикальное положение и прошептал:

 

– Только для вас!

 

Мелодия, пропитанная ядом нежности, и первая же нота зачерпнута из самой глубокой глубины, глубже не бывает. Как достаёт он этот светящийся сок из неказистого инструментика, какой-то помятой трубки? Она поняла, что ей пора, иначе просто обревётся, как сопливая девчонка. Развернулась и медленно, глядя на него вполоборота, побрела к выходу. Он что-то кричал вслед. Она разобрала:

 

– Как вас зовут?

 

– Мария, а вас? – откликнулась запоздало, бледным исчезающим голосом.

 

– А я Альберт, Альберт Снегирёв! Послушайте, не уходите, так редко... У меня столько пластинок джазовых... Их некому... Ну, хоть телефон запишите...

 

Но она уже уходила, улетала, исчезала. Не оборачиваясь, помахала рукой.

 

Когда она ступила на лестницу, на весь туннель вдруг прогремело и разнеслось эхом:

 

– Глен Миллер! Для вас, Мария!

 

Она не чувствовала вес тела, рот расплывался в глупой лягушачьей улыбке, а на глаза отчего-то наплывала солёная пелена, мешавшая разглядеть скользкие ступеньки. Солнечная гленмиллеровская душа рвалась за ней из тьмы туда, где свет, в настоящее небо с настоящими облаками, рвалась как росток, что знает лишь одну мудрость: тянуться вверх. Как смешно, подумала она, ну надо же – Альберт и Альбина, просто обхохочешься... Опереточные имена, перья в голове, нелепые искусственные ситуации, бумажные чувства... И как это не вяжется с пропитыми обитателями подземки, тоскующими по знойному миру джаза, золотому флюгель-горну и просто по тому, что тебя наконец-то кто-то выслушает и попросит сыграть немудрёного Гленмиллера.

 

Ну, знаете ли, это уже - литература! Когда прочитал про флюгель-горн, сразу вспомнил Голощёкина. И тут - бац: Вы вспоминаете Голощёкина! Недавно его слушал как раз с этим инструментом, хотя для меня он ассоциируется больше со скрипкой. Впрочем, он - мульти...

Может быть (на мой вкус), чуть многовато метафор. В них просто тонешь. Но они создают "вкусность" текста и даже некую джазовость. И ещё есть одно местечко: "Вид корнета...", а дальше "Видно..." - режущий повтор.

Читал и вспоминал Вашу керамику. Как всё переплетается...

Paransky

Кстати, у меня есть фильм "История Глена Миллера". Фильм - так себе, но музыки много. Если хотите, скину ссылку.

Irisha

@Странная леди, большое спасибо Вам!

 

@Paransky, огромное спасибо за отзыв и дельные комментарии. По поводу перенасыщенности метафорами - ничего не могу поделать - так вижу, так пишу, такой у меня стиль. И это самый простенький рассказик. Считаю своими учителями Набокова, Кортасара (от него эта "джазовость" и поток сознания), Павича. Видимо, чувствую в них что-то родное. Ещё раз благодарю за вдумчивое отношение к моей писанине.

 

Кстати, у меня есть фильм "История Глена Миллера". Фильм - так себе, но музыки много. Если хотите, скину ссылку.

Конечно, хочу, спрашиваете! Киньте, если не трудно! Голощёкина очень люблю. И вообще, рассказ основан на реальном событии.

Galka24

Образное произведение. И уровень.

Ты открываешься для меня новыми гранями, Ира.

Paransky
Конечно, хочу, спрашиваете! Киньте, если не трудно! Голощёкина очень люблю. И вообще, рассказ основан на реальном событии.

Есть такой фильм (в сети легко найти) Говорухина "В стиле джаз". Там Голощёкин играет. Он всегда хорош!

Про метафоры и Кортасара. Просто я люблю, когда попроще, без литературных излишеств, но создаётся атмосфера. Сейчас "модно" начинять и прозу, и стихи метафорами - чем как бы необычней, тем лучше. И почти всегда за этим теряется: а, собственно, о чём речь? Потому и настороженно к обилию метафор и других "красивостей" отношусь (мои проблемы). У Вас же - всё органично. И атмосфера (а это, может быть, - самое главное в произведении) создана. Кортасара читал когда-то очень давно и запомнил рассказ про трубача. Тогда, помню, он меня потряс...

Вот ссылка на фильм yadi.sk/i/0rKmDM2g3JBbT5 Надеюсь, скачивать умеете.

 

Конечно, хочу, спрашиваете! Киньте, если не трудно! Голощёкина очень люблю. И вообще, рассказ основан на реальном событии.

Кстати, у меня есть много джаза разного. Могу поделиться. И часто слушаю Радио джаз (наверное, знаете).

Irisha

Про метафоры и Кортасара. Просто я люблю, когда попроще, без литературных излишеств, но создаётся атмосфера. Сейчас "модно" начинять и прозу, и стихи метафорами - чем как бы необычней, тем лучше. И почти всегда за этим теряется: а, собственно, о чём речь? Потому и настороженно к обилию метафор и других "красивостей" отношусь (мои проблемы). У Вас же - всё органично. И атмосфера (а это, может быть, - самое главное в произведении) создана. Кортасара читал когда-то очень давно и запомнил рассказ про трубача. Тогда, помню, он меня потряс...

.

Для меня метафора - это не "красивость", а попытка увидеть суть через другое явление, так же, как это происходит в поэзии. Поэтому мои вещи читать, может быть, для кого-то трудновато. Но я не из "моды" это делаю. Это моя сущность, так вижу мир. Спасибо большое за ссылку. Если Кортасар потряс когда-то, то, может, есть смысл вернуться к нему и перечитать? Для меня всегда это большое наслаждение - погружаться в его тексты.

 

Кстати, у меня есть много джаза разного. Могу поделиться. И часто слушаю Радио джаз (наверное, знаете).

Спасибо, не представляю, правда, как можно поделиться. Джаз очень люблю. В Питере всегда иду в джазовый клуб, как только приезжаю. Голощекин там всё ещё рулит?

 

@Galka24, спасибо, Галочка! "О, сколько нам открытий чудных" ещё предстоит...)))

Paransky
Для меня метафора - это не "красивость", а попытка увидеть суть через другое явление, так же, как это происходит в поэзии. Поэтому мои вещи читать, может быть, для кого-то трудновато. Но я не из "моды" это делаю. Это моя сущность, так вижу мир. Спасибо большое за ссылку. Если Кортасар потряс когда-то, то, может, есть смысл вернуться к нему и перечитать? Для меня всегда это большое наслаждение - погружаться в его тексты.

А я понимаю, что метафора - не "красивость", а часто - суть. Я про нынешнюю моду. Всего лишь...

Сейчас читаю мало и то большей частью (пардон) своё - постоянно что-то правлю, так как чукча - писатель...

А поделиться очень просто. На диск закачиваю, а Вы скачиваете и слушаете. Вот, к примеру

yadi.sk/d/9j9uXxSE3JBk7a

Про Голощёкина не знаю. Я - в Москве. В Питере не бываю. Вот в Болгарии скоро буду.

Irisha

А поделиться очень просто. На диск закачиваю, а Вы скачиваете и слушаете. Вот, к примеру

yadi.sk/d/9j9uXxSE3JBk7a

Про Голощёкина не знаю. Я - в Москве. В Питере не бываю. Вот в Болгарии скоро буду.

Благодарю. Скачала. Теперь ищу в Яндексе кнопку, как включить музыку. Не могу найти. Я технически мало подкована.

Paransky

Виноват, не учёл. Тут учёл, переформатировал. https://yadi.sk/d/pbyUfZRg3JEGcR

Для прослушивания просто пройдите по ссылке. А скачать на компьютер можно в открывшемся окне кнопочкой "скачать" справа.

Фильм, значит, тоже не получилось?

Irisha
Виноват, не учёл. Тут учёл, переформатировал. https://yadi.sk/d/pbyUfZRg3JEGcR

Для прослушивания просто пройдите по ссылке. А скачать на компьютер можно в открывшемся окне кнопочкой "скачать" справа.

Фильм, значит, тоже не получилось?

Спасибо Вам большое! Теперь буду работать и слушать. А у фильма есть кнопка "просмотреть". Вроде открывается, только грузится долго.

Galka24

@Irisha, Ира, а что из Хулио Кортасара тебе особенно понравилось?

Paransky
Спасибо Вам большое! Теперь буду работать и слушать. А у фильма есть кнопка "просмотреть". Вроде открывается, только грузится долго.

Мой совет. С диска ничего смотреть и слушать не надо. Надо скачать к себе в компьютер и то, и то.

Для просмотра и прослушивания в стандартной компоновке компьютера есть видео-аудио плеер. Но он не очень хорошего качества. Рекомендую установить в своём компьютере VLC плеер. Я при помощи его слушаю музыку и фильмы смотрю во весь экран. Очень удобен и прост в обращении. Скачать бесплатно его можно или с сайта VLC http://www.videolan.org/vlc/ или, например, отсюда http://www.softportal.com/software-1427-vlc-media-player-videolan.html. Если какие-то советы будут нужны по установке или ещё чему, пожалуйста, обращайтесь - всегда рад помочь.

Могу ещё какой-то музычки подкинуть. Кстати - неплохой сайт Радио Джаз http://www.radiojazzfm.ru/ Часто слушаю.

Irisha
Мой совет. С диска ничего смотреть и слушать не надо. Надо скачать к себе в компьютер и то, и то.

 

Могу ещё какой-то музычки подкинуть. Кстати - неплохой сайт Радио Джаз http://www.radiojazzfm.ru/ Часто слушаю.

 

Да, Вы правы, лучше это делать с компьютера. Я Вам очень благодарна за советы и ссылки! Джаза в жизни стало больше. Под хорошую музыку работается лучше, и круг крутится в такт, и настроение солнечнее))). Желаю Вам также плодотворного творчества!

 

@Irisha, Ира, а что из Хулио Кортасара тебе особенно понравилось?

Твой вопрос заставил задуматься и даже кое-что перечитать. Мне нравится ВСЁ. Главным образом - за стиль, за то, как он сопрягает слова, как открывает в реальности что-то глубинное, лежащее на стыке с другими пространствами и временами. Ему дано видеть больше многих других, и потому читать его вещи - наслаждение. Ну, если покопаться в памяти, то, конечно, есть такие произведения, которые оставили след в душе, подобно резцу. И которые никогда не забуду. Это "Преследователь" (о Чарли Паркере и о Времени), "Игра в классики", "Жизнь хронопов и фамов". А у тебя?

Paransky
Да, Вы правы, лучше это делать с компьютера. Я Вам очень благодарна за советы и ссылки! Джаза в жизни стало больше. Под хорошую музыку работается лучше, и круг крутится в такт, и настроение солнечнее))). Желаю Вам также плодотворного творчества!

Ещё музычки разной.

yadi.sk/d/s3qe63tf3JKohL

https://yadi.sk/d/E-M24j9X3JKovb

Надеюсь, понравится и то, и то.:)

Galka24
Твой вопрос заставил задуматься и даже кое-что перечитать. Мне нравится ВСЁ. Главным образом - за стиль, за то, как он сопрягает слова, как открывает в реальности что-то глубинное, лежащее на стыке с другими пространствами и временами. Ему дано видеть больше многих других, и потому читать его вещи - наслаждение. Ну, если покопаться в памяти, то, конечно, есть такие произведения, которые оставили след в душе, подобно резцу. И которые никогда не забуду. Это "Преследователь" (о Чарли Паркере и о Времени), "Игра в классики", "Жизнь хронопов и фамов". А у тебя?

Наверное, "Игра в классики"...

Да, есть авторы читать которых наслаждение, которые виртуозно играют языком.

Вот, в частности, хочу еще раз вспомнить Г. Торо... Знаю, знаю твое отношение к нему :)

Еще обрати внимание на дневники Пришвина, он из этой же плеяды писателей.

Irisha
Наверное, "Игра в классики"...

Да, есть авторы читать которых наслаждение, которые виртуозно играют языком.

Вот, в частности, хочу еще раз вспомнить Г. Торо... Знаю, знаю твое отношение к нему :)

Еще обрати внимание на дневники Пришвина, он из этой же плеяды писателей.

Да, это всё - писатели-поэты, с поэтической душой.

 

Ещё музычки разной.

yadi.sk/d/s3qe63tf3JKohL

https://yadi.sk/d/E-M24j9X3JKovb

Надеюсь, понравится и то, и то.:)

Спасибо!!!

Наверх
  • Создать...