Перейти к публикации

Концерт Джона Лилла

Paransky

Из книги "Мои университеты. Сборник рассказов о юности". Москва. Эксмо. 2017.

 

***

 

«Как молоды мы были... »

 

***

 

- Джон Лилл в Москве... - выдохнул запыхавшийся Мишка.

- И что?

- Ты тупой или глупый? - он кинул свою здоровенную спортивную сумку на один из свободных стульев, оглядел всевидящим оком зал читалки и взгромоздил тощую задницу на мой стол.

- Я — не тупой и не глупый. Я готовлюсь к зачёту.

- Во... - Мишка постучал кулаком сначала по своей всклокоченной голове, а потом по столу. - Такой случай раз в жизни бывает?

- Мишк, я ничего не понимаю. Ты о чём? Какой случай? Я тут сижу, никого не трогаю... Даже примуса не починяю. И всё по одной простой, совсем малюсенькой причине. Призрак бродит. Чуешь? Призрак «научного коммунизма». Не сдам — кранты, до экзамена не допустят.

- Да ты пойми. Великий пианист приехал, а он о каком-то «коммунизме» талдычит. Взвесь на своих умственных и чувственных весах — Лилл и «коммунизм». Что перевешивает?

- Погоди, погоди... - я отодвинул учебник. - Это — тот, который первое место на конкурсе Чайковского занял? Он?

- Слава тебе, господи. Кажется в голове у нашего «профессора» что-то начинает проясняться. А я — о чём? Конечно он. Сегодня концерт. Не попадём, всю оставшуюся горькую жизнь жалеть будем.

Я посмотрел на возбуждённого, вечно куда-то спешащего Мишку, потом на учебник и принялся лихорадочно соображать, хватит ли мне завтрашнего дня, чтобы подготовиться к зачёту у «мымры», и решив, что хватит, начал собираться.

- Успеем?

- Успеем. Как раз времени хватит, чтобы доехать. И ещё немного останется. Можно не торопиться.

- Слушай, а как же я прозевал такой концерт?

- Ну не знаю, не знаю... Видно, кроме читалки тебя окружающий мир с его великолепием уже совсем не интересует. Заучился.

- Хорошо тебе говорить — заучился. Ты-то зачёт скинул, а я с этой «мымрой» - перпендикулярно. Третий заход делаю. Она мне так и сказала, что меньше, чем с третьего раза, не получу... Так что...

- Так что нечего из себя борца за справедливость строить. А то, видите ли, «коммунизм» ему не по нутру. А степуха тебе — по нутру?

- Степуха — по нутру.

- То-то... Вот и почувствуй, как это — писать против ветра.

- Да ладно тебе... Подумаешь... То же мне фигура - «мымра». Сдам я ей этот «коммунизм». Мне бы трояк, и хватит. Степуху и с трояком дадут. Дадут ведь? - я с надеждой посмотрел на Мишку, будто это он — декан нашего геофака.

- Дадут, не переживай. А потом догонят и снова дадут... Ну что, «профессор», собрался?

- Собрался.

- Тогда помчались.

 

Минут через сорок мы уже были на «Маяковке».

- Нет лишнего билетика? - обратились к нам сразу человек десять, с двух сторон окруживших выход с эскалатора.

Мы с Мишкой переглянулись. Со ступенек около дверей на улицу нас опять встретило многоголосное: «У кого есть лишний билетик?»

- Нету, - буркнули мы одновременно и, предчувствуя фиаско затеи, вышли на улицу.

Перед концертным залом творилось что-то невообразимое. Плотная толпа бурлила в поисках лишнего билета. Она подобно волнам неслась к тому месту, где возникала поднятая вверх рука, в которой светился заветный розовый листочек, тут же поглощала её, разочарованно выплеснув счастливца, и неслась к другому месту с новой поднятой рукой.

- Ну, - Мишка озадаченно чесал затылок и недоумевающе следил за поведением толпы, - что делать будем, «профессор»?

- Не знаю. Но раз приехали, попытаем счастья. А вдруг?

- Думаешь? - Мишка стоял в нерешительности, переводя взгляд с меня на толпу и с толпы на меня.

- Ничего я не думаю. «Трясти надо», - вспомнил я фразу из старого анекдота. - Давай трясти.

- Давай, - согласился Мишка, и мы ринулись на поиски.

- Нет лишнего? Лишнего нет билетика? - я усиленно работал локтями, пробивая жизненное пространство, и бежал к подъехавшей машине и выходящим из неё пассажирам. - Нет лишнего?

- Нет.

- Лишнего нет билетика? - я снова «летел», стараясь опередить всех, к очередной машине и первым слышал разочаровывающее «нет»...

- Лишнего нет билетика?

- Нет...

- Нет лишнего билета?

- Нет...

«Нет», «нет», «нет»... Доносилось со всем сторон и эхом прокатывалось по толпе: «нет», нет»...

Минут через десять я нашёл Мишку.

- Как?

- Никак.

- И что скажешь?

- Смотри, - и Мишка кивнул куда-то вбок.

- Что там?

- Смотри, - повторил Мишка. - Видишь девицу в плаще?

Я прочесал глазами толпу в том направлении, в котором указал Мишка, и увидел невысокую стройную девушку. Она стояла чуть в стороне от общей массы и следила за происходящим с выражением полной безнадёги. Маленькими кулачками она прижимала к груди сумочку. Когда толпа совершала очередное движение, девушка крепче прижимала сумочку и делала нерешительный шаг в направлении общего волнения. Но дальше она не двигалась, а только, затаив дыхание следила за тем, повезло кому или нет. Если повезло, с завистью провожала взглядом обладателя неожиданного счастья. Если — нет, то продолжала следить за происходящим. Она стояла недалеко от фонаря, и поэтому даже на расстоянии можно было разглядеть её растерянное личико и огромные, полные застывших слёз глаза.

- Видал? Вот кому надо на концерт... Вечная несправедливость...

- Эт точно. Нет в мире гармонии. А красивая...

- Не то слово, - согласился Мишка. - Наверняка музыкантша... Ты посмотри... Ей билет нужен, а не нам, олухам.

- Прав ты. Но что делать. Жизнь диктует свои суровые законы...

- Ох уж мне эта жизнь, - произнёс Мишка с видом человека, много и чего успевшего познать в этой «суровой жизни». - Ладно, давай дальше «стрелять». Время ещё есть.

- Давай, - согласился я.

Мы кинули взгляды на девушку и снова ринулись на поиски... И опять завертелось: «Нет лишнего билетика? Билетика лишнего нет? Билетика? Лишнего?..» И в ответ всё также, как от бетонной стены, отскакивало удручающее: «Нет, нет, нет...»

Когда волна соискателей вынесла меня почти к улице Горького и оставила одного, грустящего и размышляющего о бренности существования, рядом раздался тихий голос.

- Вам нужен билет?

Я обернулся и увидел около себя пожилого мужчину.

- Да, очень, - выпалил я. - Два.

- У меня есть один. Только давайте отойдём в сторонку. Я их, - мужчина кивнул в сторону толпы, - боюсь. Растерзают, - и он виновато улыбнулся.

- Пойдёмте, - согласился я, прикидывая в уме, какую сумму запросит продавец билета.

Мы отошли немного и оказались за цветочным киоском.

- Вот, - мужчина достал билет.

- Сколько? - с опаской поинтересовался я.

- По номиналу. Два рубля.

Я взял билет, проверяя подлинность, и, удостоверившись, что всё нормально, протянул продавцу деньги, поблагодарил и восторженный понёсся к Мишке.

Он находился в самом центре толпы и, подвластный течению, двигался вместе с ней. С трудом протиснувшись через людское ограждение, я схватил Мишку за руку и потащил за собой. Когда мы оказались на безопасном расстоянии, я помахал только что купленным билетом перед самым Мишкиным носом.

- Смотри. Понял, как искать надо.

- Купил? - Мишка посмотрел на меня с восхищением. - Ну надо же. Вот здорово.

- Дуракам - счастье.

- Повезло, ничего не скажешь. Но он же один.

- Один. Ну и что. Кто-то один и пойдёт.

- Тогда ты иди. Ты купил, тебе и идти.

- Не... Ты узнал про концерт, ты рассказал, значит, идти тебе.

- А, может, удасться ещё один купить? - Мишка почесал затылок.

- Вряд ли. Да и времени уже нет. Иди. На, - я протянул билет Мишке.

- Э, нет.

- Я один тоже не пойду.

- Тогда что делать?

- У меня идея.

- Какая?

- Девица в плаще...

- Точно, - Мишка понял меня с полуслова. - Пошли.

Она стояла на том же месте и так же следила за поведением толпы.

- Отдаём? - спросил я Мишку.

- Отдаём, - Мишка утвердительно кивнул.

Я решительно подошёл к девушке и, ничего не говоря, взял её руку, разжал кулачок, которым она прижимала сумочку, вложил в него билет, развернулся и с гордым видом направился в сторону метро. Я был очень доволен собой и преисполнен чувства благородства и ещё чёрт знает чего за только что содеянное. Мишка шёл рядом и ничего не говорил. Очевидно, наш поступок ему тоже нравился.

Мы уже спускались по лестнице, ведущей к турникетам, когда рядом раздался стук каблучков, и кто-то тронул меня за плечо. Я повернулся. Около нас стояла девушка, которой мы отдали билет. Она так же молча взяла мою руку, раскрыла ладонь, вложила туда пятёрку и мгновенно умчалась. А мы остались стоять на ступеньках с широко раскрытыми ртами.

- Нет, я так не играю, - растерянно произнёс я. - Ты, как хочешь, а я остаюсь. Дождусь окончания концерта, найду девицу и познакомлюсь. Тут уже нет выбора.

- Ну... Выбор-то всегда есть... - Мишка, как и я, был ошарашен неожиданным поворотом событий. - Знаешь, что? Если ты останешься, то это будет походить на... - Мишка на мгновенье задумался.

- На что?

- На плохой роман, вот. И там ещё не известно, что и как получится, да и удастся ли тебе отыскать в толчее девицу, а тут в руках реальная пятёрка. А потому предлагаю отправиться в ближайший магазин, купить пару бутылок честно заработанного портвейна и на твербуле выпить за здоровье барышни. Думаю, это будет правильный выбор.

- Да? - я с сомнением взглянул на товарища, но, увидев его уверенное лицо, согласился. - В конце концов, первым делом - самолёты.

- Во! Правильно мыслишь. А то ждать непонятно сколько и чего, иллюзии строить.

Я протянул Мишке руку.

- На пять.

Мишка пожал протянутую руку, похлопал меня по плечу и пропел:

- Держись геолог, крепись геолог... Ты солнцу и ветру брат?

- Брат, - бодро ответил я, и мы отправились в магазин за портвейном.

 

Январь 2014. Москва.

Рекомендованные сообщения

Gallat

Реалисты!:D

Paransky
Реалисты!:D

Ага... Сейчас бы выбрал не портвейн, а барышню...:) Не сделав шаг, никогда не узнаешь, что тебя ждёт дальше!:)

Наверх
  • Создать...