Перейти к публикации

Старая скрипка

Paransky

Старая скрипка

Разбирая во время ремонта антресоль, я обнаружил странный продолговатый предмет, завёрнутый в ткань и полиэтиленовую плёнку.

- Интересно, - подумал я, - что бы это могло быть...

Вытерев накопившуюся за долгие годы пыль, я положил предмет на стол и развернул. Передо мной лежала старая, давно забытая скрипка. Она была без струн, без нескольких колков, но всё так же красива и изящна, как тогда, когда я увидел её много лет назад и сразу влюбился. Темно-вишнёвый, немного потрескавшийся лак придавал инструменту тёплый и какой-то домашний, уютный и в то же время незащищённый вид. На передней деке виднелась ничуть не увеличившаяся с тех пор небольшая трещина. Элегантные эфы замерли в ожидании звуков. В верхней части инкрустированного струнодержателя нежными оттенками переливалась перламутровая роза. Скрипка была по-прежнему хороша и грациозна. Я взялся за гриф и поднёс инструмент к подбородку. Как почти пятьдесят лет назад правая рука на мгновение замерла в воздухе, а затем провела невидимым смычком по невидимым струнам. Скрипка запела, и вместе с мелодией стали возникать смутные воспоминания...

 

- Через неделю пойдём в музыкальную школу, - сказала мне мама в один из последних летних дней. - Хочешь научиться играть на каком-нибудь инструменте?

В небольшой комнате нашей «коммуналки», в которой я жил с отцом, мамой и бабушкой, у окна стояло пианино «Красный октябрь», и бабушка почти каждый день музицировала. Я привык к музыке и во время игры подсаживался поближе. Как зачарованный я следил за бегом пальцев по клавишам и, притихнув, ловил удивительные звуки. Особенно я любил «Первый концерт» Чайковского, «Лунную» и «Патетическую» сонаты Бетховена, ноктюрны Шопена и вальсы Дюрана... На пианино лежала толстая стопка нот. Некоторые были в несколько листиков, но большинство собраны в солидные объёмные тома с потрёпанными кожаными или плотными картонными переплётами и с надписями на иностранных языках. Перед игрой бабушка, учившаяся в молодости в одесской консерватории, но из-за нужды вынужденная бросить учёбу, долго листала тот или иной том, затем, остановившись на чём-то, раскрывала его и ставила на подставку, остальные водружались обратно. Несколько минут она изучала содержимое страниц и, наконец, выбрав для себя нужное место, начинала играть. Закончив, она сажала меня рядом и просила, чтобы я тоже что-нибудь сыграл. У меня был хороший слух, и мне не составляло труда одним пальцем подобрать простой мотивчик. На большее моего терпения не хватало. Меня манили другие дела: манила уличная свобода, манил двор, где кипела мальчишеская - настоящая - жизнь...

 

Я не знал, хочу ли я научиться играть на каком-нибудь инструменте, но почему-то сказал маме, что хочу.

- На каком? Хочешь на пианино?

- Нет. Не хочу на пианино. На скрипке, - уверенно ответил я, - если учиться, то только на скрипке.

- Почему на скрипке? - удивилась мама. Она была уверена, что раз дома стоит пианино, то я обязательно назову его.

- Потому что она - красивая. И звук самый красивый. Из всех инструментов у скрипки - самый красивый звук, - так же уверенно сказал я.

- Ну хорошо. На скрипке, так на скрипке.

На следующей неделе мы с мамой пошли на прослушивание.

 

Музыкальная школа находилась в пяти минутах ходьбы. Небольшой кирпичный трёхэтажный дом стоял на углу Самотёки и Троицкой. Войдя в здание, мы поднялись на второй этаж и оказались среди таких же соискателей — мам со своими чадами, заполнивших коридор перед входом в актовый зал. Мы заняли очередь и сели на стоящие вдоль стены обитые красным бархатом стулья. Через некоторое время нас пригласили войти. В центре зала за длинным столом, покрытым зелёным сукном, расположилась приёмная комиссия. К нам подошла одна из женщин, записала мою фамилию, имя и инструмент, на котором я бы хотел учиться играть. Затем предложила маме присесть и подождать, а меня взяла за руку и подвела к стоящему на сцене роялю.

- Не страшно? - спросила она меня.

- Нет, - ответил я, хотя было страшно.

- Ну и молодец. Я сейчас сыграю мелодию, а ты попробуй напеть. Хорошо?

- Хорошо, - сказал я.

Она сыграла «Во поле берёза стояла» и посмотрела на меня. Я повторил.

- А вот эту? - и она сыграла ещё одну мелодию.

Я пропел и её.

- Умница, - похвалила женщина, - а теперь пропой ноту.

Она нажала на клавишу. Я пропел. Она нажала на другую. Я пропел другую.

- Теперь попробуй пропеть по очереди две, - она нажала одновременно на две клавиши.

Я пропел оба звука.

– Теперь три.

Я прислушался и пропел три.

- Отлично, - сказала женщина, - абсолютный слух. На каком инструменте ты хочешь играть?

- На скрипке.

- Почему? - задала она тот же вопрос, что несколькими днями раньше задавала мама.

- Красивая, потому что. И звук самый красивый. Из всех инструментов.

- А рояль тебе разве не нравится? - и она сыграла короткий отрывок из «Лунной сонаты».

- Нравится. Моя бабушка это играет. «Лунная соната» Бетховена.

- Правильно, - удивилась женщина и посмотрела в сторону людей, сидящих за столом. - А что ещё играет твоя бабушка?

- Много чего. Чайковского, Дюрана, Листа, Бетховена...

Женщина ещё раз посмотрела на комиссию.

- Так почему не хочешь на рояле?

- Скрипка красивее. Она нежная, - немного смутившись сказал я первое, что пришло в голову.

- Ладно, хорошо, - женщина подошла к столу.

Я остался стоять у рояля. Немого посовещавшись с членами комиссии, она подозвала меня и маму.

- Ну что же, - женщина обратилась к маме, - у вашего сына очень хороший слух. - Покажи ладошки, - уже мне.

Я протянул к ней ладони. Из-за стола вышел сухощавый мужчина. Он взял в свои большие руки мои маленькие.

- Отличные руки. Редкие пальцы, - он внимательно посмотрел на маму, а потом на меня, - будешь учиться игре на скрипке. Я стану твоим педагогом. Зовут меня Владимир Кузьмич Староверов. Не забудешь?

- Не забуду, - сказал я, - догадываясь, что «испытание» закончилось, и меня приняли.

Владимир Кузьмич пожал руку моей мамы, а затем мою.

- Расписание занятий с завтрашнего дня будет висеть в коридоре. Спишите и — в добрый путь.

- А как с инструментом? - спросила мама.

- На первом занятии обо всё и поговорим. Жду.

Мы попрощались и вышли из зала.

- Ну вот, тебя приняли. Рад?

Я не знал, рад я или нет, но то, что у меня «очень хороший слух» и «отличные руки», я запомнил.

 

На первое занятие «по специальности» я пришёл в новом недавно купленном костюмчике. Мама открыла дверь, и я с волнением переступил порог класса. Из-за рояля поднялся Владимир Кузьмич.

- Здравствуйте, - обратился он сначала к маме и потом уже ко мне, - добро пожаловать, молодой человек. Поздравляю вас с первым учебным днём. Пожалуйста, садитесь.

Мы сели на такие же, как в коридоре, стулья и огляделись.

Это была небольшая комната с высокими потолками и овальными окнами, выходящими на Садовое кольцо. В углу комнаты стоял рояль. Около него — несколько деревянных пюпитров. Со стен на нас смотрели портреты каких-то сердитых людей, как я позднее узнал - великих скрипачей: Паганини, Венявского, Крейcлера, Сарасате...

- Ну что, приступим, - Владимир Кузьмич пододвинул один из стульев и сел рядом с нами.

Он рассказал, какую скрипку мы должны купить, какие ноты будут необходимы, как мы будем заниматься... Мама что-то записывала, а я слушал Владимира Кузьмича и смотрел на его руки, вернее на левую руку, концы пальцев которой были как бы распилены пополам. Владимир Кузьмич поймал мой взгляд:

- Это — от струн. Видишь, какие канавки струны проделали за долгие годы. У тебя таких не будет, не волнуйся.

Почему я не должен был волноваться, я не понял, но таких канавок на пальцах я точно не хотел.

Как оказалось в последствие, Владимир Кузьмич был прав...

 

Первую мою скрипку - «восьмушку» я помню очень хорошо. Совсем крохотная, ярко оранжевая, она лежала в маленьком футлярчике, уютно устроившись, и выглядела скорее игрушкой, чем музыкальным инструментом. Но именно на ней я учился верно держать смычок, аппликатуре и расположению позиций. На ней я зубрил первые гаммы и играл совсем простенькие этюды. Она — мой первый музыкальный дружок и недруг одновременно. Дружок — потому что ввела меня в мир замечательной скрипичной музыки и познакомила с выдающимися скрипичными мастерами, а недруг — из-за вечных обид, которым я подвергался от мальчишек нашего двора. Недостойное, с их точки зрения, было занятие — на скрипочке пиликать...

Через год из «восьмушки» я вырос, и мне купили «четвертушку». Эта уже немного пела, но как-то натужно и скрипуче. Но всё же, она уже больше походила на настоящую.

Минула ещё пара лет, и на смену «четвертушке» пришла «половинка» - вполне солидный и почти «взрослый» инструмент. И вот однажды, я уже играл более-менее серьёзные произведения, Владимир Кузьмич сказал, что мне пора переходить на полный размер, минуя «три четверти». Он предложил купить скрипку у его знакомых, но мама сказала, что знает, где приобрести инструмент, и через несколько дней мы за ним отправились.

 

Недалеко от Москвы на станции Перловская жила мамина сестра, у которой хранилась предназначенная мне скрипка. Стояли декабрьские дни. И если в городе было слякотно, то за городом царила настоящая зима. Деревья и дома были укутаны толстыми белыми шапками. Из труб тянулись тёмные струйки дымов. Под ногами аппетитно хрустел снег. Мы шли с мамой по подмосковному посёлку и обсуждали предстоящую встречу.

В тёплом, натопленном доме нас радушно встретили и провели в комнату, где в камине уютно потрескивали дрова. На большом круглом столе под таким же большим низко висящим абажуром лежала скрипка. Что это была за красавица. Грациозная и изящная, в отличие от моих предыдущих скрипок она была не оранжевой, а тёмно-вишнёвой. Эфы её словно замерли в ожидании нежных звуков. На струнодержателе под светом лампы играла и переливалась разноцветными оттенками перламутровая инкрустация в виде белой розы. Внешне скрипка была почти безукоризненна, и только небольшой шрам в виде трещины на верхней деке немного портил вид. Но мне это было безразлично. Я влюбился в неё сразу, с первого взгляда. Я посмотрел на хозяев дома и попросил разрешения взять скрипку.

- Что ты спрашиваешь? Теперь она твоя, - ответили мне.

Я аккуратно вынул скрипку из футляра, подержал немного в руках, осмотрел со всех сторон и попробовал пальцами струны. Затем положил обратно и снял укреплённый на крышке футляра смычок. Видно, им, как и скрипкой, давно не пользовались. Я натянул смычок и несколько раз провёл им по лежащей тут же канифоли. После чего опять взял скрипку и подкрутил колки. Убедившись, что инструмент настроен, я поднял правую руку, остановился на мгновение и медленно провёл смычком по струнам. Скрипка запела. Она не скулила, не верещала, не скрипела, как все мои предыдущие скрипки, а именно пела. Это был настоящий, плачущий, нежный, волнующий звук. Настоящее пение.

Несколько раз провёл я по струнам, а потом заиграл. Я играл только что выученный концерт Вивальди и не мог понять, не мог постичь, что за звуки льются из этого божественного инструмента. И уж что совсем мне было странно и непонятно, как эти звуки удаётся извлекать мне...

 

С тех пор прошло много лет - почти полвека. На столе в моей квартире передо мной лежала та самая скрипка, лежал тот инструмент, в который я когда-то был влюблён и на котором играл концерт Вивальди... Я смотрел на этот инструмент, на эту скрипку и понимал, что любовь никуда не ушла. Она здесь — со мной, во мне, только немного притаилась и затихла в ожидании. И ещё, как и я, она немного постарела... Я взялся за гриф и поднёс инструмент к подбородку. Как почти пятьдесят лет назад правая рука на мгновение замерла в воздухе, а затем провела невидимым смычком по невидимым струнам, и скрипка запела...

 

Москва. Декабрь. 2011.

Рекомендованные сообщения

Gallat

Как всё трогательно, казалось бы, случайно. И как всё судьбоносно.

Удивительно.:)

Etoile

Тоже вспомнилось. У нас с сестрой было пианино. А дочка моя закомандовала: "буду играть на скрипке!" С "четвертушки" начинала).

Paransky
Тоже вспомнилось. У нас с сестрой было пианино. А дочка моя закомандовала: "буду играть на скрипке!" С "четвертушки" начинала).

:)

 

Как всё трогательно, казалось бы, случайно. И как всё судьбоносно.

Удивительно.:)

:)

Юлия Л

Спасибо за рассказ. Читая, вспомнила детство. Меня тоже в первом классе привели в школу и обнаружили хороший слух) Вобще должна была пению учиться, но сказали, что нужно обязательно играть на инструменте. Я, конечно, умирала по пианино. Но мы жили в однушке 10 м. Мама сказала, что пианино мы не потянем ни материально, ни территориально. И учитель предложил вариант-скрипку. И мы пошли в самый большой магазин музинструментов в городе и купили. Красивую новую. Вобщем отпиликала я свое на скрипке. И тоже долго валялась она на антресолях. А потом куда то задевалась при переездах. Даже не помню. Но тогда по классу скрипки я была практически единственная из девочек)) немного неловко мне было. Так помню ощущения.

Etoile
Спасибо за рассказ. Читая, вспомнила детство. Меня тоже в первом классе привели в школу и обнаружили хороший слух) Вобще должна была пению учиться, но сказали, что нужно обязательно играть на инструменте. Я, конечно, умирала по пианино. Но мы жили в однушке 10 м. Мама сказала, что пианино мы не потянем ни материально, ни территориально. И учитель предложил вариант-скрипку. И мы пошли в самый большой магазин музинструментов в городе и купили. Красивую новую. Вобщем отпиликала я свое на скрипке. И тоже долго валялась она на антресолях. А потом куда то задевалась при переездах. Даже не помню. Но тогда по классу скрипки я была практически единственная из девочек)) немного неловко мне было. Так помню ощущения.

Дочкина учеба попала на начало 90-х, добывать скрипку нужного размера было очень сложно. Так её преподавательница следила за тем, кто и как из её учеников вырастал из своей скрипочки и рекомендовала, у кого приобретать очередную. А ещё помню, как муж бывший (он архитектор), попал на реставрацию старого здания в Гомеле и там в куче мусора обнаружил скрипку, правда, без струн, но неповрежденную. Принёс домой, оказалась подходящая, как раз 3/4. Последнюю скрипку, уже взрослую, мы купили у единственного у нас в городе мастера, который занимался ремонтом струнных инструментов. А за футляром пришлось прокатиться в Минск. Так эта скрипка у нас дома и хранится. Дочка уехала учиться в Минск и с тех пор больше не играет на ней.

Paransky
Спасибо за рассказ. Читая, вспомнила детство. Меня тоже в первом классе привели в школу и обнаружили хороший слух) Вобще должна была пению учиться, но сказали, что нужно обязательно играть на инструменте. Я, конечно, умирала по пианино. Но мы жили в однушке 10 м. Мама сказала, что пианино мы не потянем ни материально, ни территориально. И учитель предложил вариант-скрипку. И мы пошли в самый большой магазин музинструментов в городе и купили. Красивую новую. Вобщем отпиликала я свое на скрипке. И тоже долго валялась она на антресолях. А потом куда то задевалась при переездах. Даже не помню. Но тогда по классу скрипки я была практически единственная из девочек)) немного неловко мне было. Так помню ощущения.

Спасибо за такой отклик-рассказ, Юлия. Ситуация похожая. А скрипка эта есть и висит на стене. Красивая! Но сам давно (с детства) не играю, и всё, конечно, забыл. Выбрал другую дорожку (или она меня выбрала...:)): пишу картины, реставрирую, сочиняю стихи, прозу и т. Д.

Юлия Л

@Etoile, у меня на начало 80х пришлось. И я понимала, что мама ради меня потратила очень большие деньги. Купив именно новую скрипку. Я так хотела пианино. Но ради мамы таскала футляр со скрипкой и училась):D

 

Спасибо за такой отклик-рассказ, Юлия. Ситуация похожая. А скрипка эта есть и висит на стене. Красивая! Но сам давно (с детства) не играю, и всё, конечно, забыл. Выбрал другую дорожку (или она меня выбрала...:)): пишу картины, реставрирую, сочиняю стихи, прозу и т. Д.

У вас душевные рассказы. Искренние и простые. Спасибо.

Etoile
@Etoile, у меня на начало 80х пришлось. И я понимала, что мама ради меня потратила очень большие деньги. Купив именно новую скрипку. Я так хотела пианино. Но ради мамы таскала футляр со скрипкой и училась):D

У нас-то пианино было, наше ещё, старое. Я и надеялась, что обойдёмся). Так ведь и пианино понадобилось, второй инструмент - для скрипача обязательный)

Paransky
Дочкина учеба попала на начало 90-х, добывать скрипку нужного размера было очень сложно. Так её преподавательница следила за тем, кто и как из её учеников вырастал из своей скрипочки и рекомендовала, у кого приобретать очередную. А ещё помню, как муж бывший (он архитектор), попал на реставрацию старого здания в Гомеле и там в куче мусора обнаружил скрипку, правда, без струн, но неповрежденную. Принёс домой, оказалась подходящая, как раз 3/4. Последнюю скрипку, уже взрослую, мы купили у единственного у нас в городе мастера, который занимался ремонтом струнных инструментов. А за футляром пришлось прокатиться в Минск. Так эта скрипка у нас дома и хранится. Дочка уехала учиться в Минск и с тех пор больше не играет на ней.

Ну да... Всё похоже!:)

Etoile
Спасибо за такой отклик-рассказ, Юлия. Ситуация похожая. А скрипка эта есть и висит на стене. Красивая! Но сам давно (с детства) не играю, и всё, конечно, забыл. Выбрал другую дорожку (или она меня выбрала...:)): пишу картины, реставрирую, сочиняю стихи, прозу и т. Д.

И вам спасибо за ваш рассказ, а для нас с Юлей - возможность вспомнить счастливые моменты из прошлого.

Paransky
У вас душевные рассказы. Искренние и простые. Спасибо.

Не за что. На форум зашёл буквально несколько дней назад - интересовался районом Силистры. Собираюсь туда. Тут меня Gallat и обнаружила и пригласила что-то разместить на этой "литературной" страничке. Вот и разместил. А вообще, всё моё есть на моём сайте. Приглашаю https://sites.google.com/site/arkadijparanskij/

 

И вам спасибо за ваш рассказ, а для нас с Юлей - возможность вспомнить счастливые моменты из прошлого.

Да это Вам - спасибо за тёплые слова.

Gallat

Вообще-то, на форуме не приветствуются сторонние ссылки и их полагается удалять.

Но я не сдела. Этого. У Вас, действительно интересные произведения.

Просьба. Публикуйте и в нашем ЛитКлубе свои рассказы.:)

Я надеюсь, что мы дорастем до альманаха.:)

Paransky
Вообще-то, на форуме не приветствуются сторонние ссылки и их полагается удалять.

Но я не сдела. Этого. У Вас, действительно интересные произведения.

Просьба. Публикуйте и в нашем ЛитКлубе свои рассказы.:)

Я надеюсь, что мы дорастем до альманаха.:)

А Вы - что, командир тут? Не знал про ссылки... Подчиняюсь правилам безропотно (хотя, помнится, когда Вам отвечал и давал ссылку, Вы мне про неё ничего не сказали). Закон есть закон. Удаляйте с чистой совестью - настаиваю!:)

Gallat

@Paransky,

Я не "командир". Я просто один из редакторов этой темы.

Если администраторы посчитает Вашу ссылку неуместной, то они и удалят. Я не буду этого делать, так как у Вас, действительно хорошие рассказы и мне бы хотелось чтобы как больше людей прочитали их.

Но мы будем рады, если Вы будете публиковать свои рассказы в Литературном клубе BGLife.:)

Наверх
  • Создать...