Перейти к публикации

Дед Мороз и Ко. С праздником, друзья!

Solka
  • · 4 минуты на чтение

На школьном балу мне поручили играть Снегурочку. Какое счастье! Не зря в течение всего года я старательно выкрикивала речевки и стихи в честь всяческих событий, больших и малых и играла первые роли в школьных спектаклях.

Мама с бабушкой сшили прекрасный костюм Снегурочки, голубой, под цвет моих глаз, с пышной юбочкой, сверкающими украшениями из стеклянных гирлянд. У меня даже была хорошенькая шапочка. В этом наряде я чувствовала себя как в сказке и была уверена, что своей красотой смогу затмить всех и вся.

Деда Мороза изображал завхоз дядя Ваня. Мы с ним сыгрались, сдружились и понимали друг друга с полуслова.

Но за несколько дней до новогоднего представления случилось непредвиденное. Руководительница объявила, что в паре со мной будет мальчик Коля. Вот это да, Коля! Небольшого роста, худенький, слабенький. Зачем он нам с дядей Ваней? Нет, определенно ни к чему!

-- А какая роль у Кольки?

-- Не Кольки, а Коли, и роль у него будет простая-- Внук Деда Мороза.

-- Но у Деда никогда не было внука!

-- А в нашем спектакле будет!-- отрезала руководительница. -- И еще.-- Ты, Женя поешь песню Снегурочки, конечно, хорошо, но как-то громковато. Давай сделаем так. Николай будет петь, а ты ему подпевать, не очень громко. Ведь тебе надо беречь голос для остальной роли. Согласна?

Девочка я была доверчивая, поэтому старалась на репетициях беречь голосовые связки как мне сказали. А руководительница меня постоянно одергивала:

-- Потише, Женя, потише.

А Кольку подбадривала:

--Погромче, Коля, погромче.

Коля пел замечательно, очень красиво, но тихо. Он страдал застенчивостью, и это был его первый выход на «большую» сцену. Мне казалось, что Колька поет тихо из вредности, поэтому пришлось немножко побить «дедморозовского внука». А он был такой рохлей, что даже не дал сдачи.

--- Эх, ну разве может быть у такого Деда Мороза, огромного, с настоящим красным носом и трубным басом такой доходяга внук?-- переживала я.

Наконец настал великий день. Народу в школьный актовый зал набилось великое множество. Мы волновались, руководительница суетилась и поправляла наши костюмы, меня потряхивало, Коля стоял за кулисами и отсвечивал сине-зеленым светом. Один только дядя Ваня не волновался.

-- Не боИсь,-- дружелюбно гудел он нам вполголоса, временами прикладываясь к волшебной бутылочке, исчезавшей как в сказке, при появлении руководительницы.

Наконец музыка, гремевшая в зале, затихла, и нестройный, но разудалый хор детских голосов завопил:

-- Дед Мороз, Дед Мороз, мы тебя ждем!

Дядя Ваня покрепче подпоясал красный халат, взял свой волшебный посох и мешок с подарками, подмигнул нам и выдвинулся в зал. Я храбро рванула вслед Деду Морозу, а вот с Николаем случилось несчастье: он позеленел, запутался в собственных ногах и грохнулся на пол. Хорошо, что это случилось еще в коридоре. В это время дядя Ваня, совершенно позабыв о своих «внуках», лихо шел вперед.

Что делать? Я быстро подняла Кольку, поставила на ноги и пригрозила:

-- Я тебе устрою концерт, давай, шевели ногами, «внучек»!

Так мы и появились в зале: впереди важно выступал дядя Ваня, зачем-то выпячивая живот и громко колотя посохом по полу, за ним храбро печатала шаг я, а рядом, поддерживаемый мной под локоток, плелся с полузакрытыми от страха глазами Коля. Помню, что очень хорошо и громко, весело и задорно пела нашу песню, а Коля иногда приоткрывал то один глаз, то другой и что-то шептал себе под нос. И чем тише он шептал, тем громче вопила я. Я чувствовала всю полноту ответственности за несостоявшегося внука и пыталась спасти ситуацию.

Триумф был полный! Все вокруг сверкало, гудело, крутилось перед глазами, восхищенные, как мне казалось, глаза ребят и родителей, учителей и уборщиц слились в одну закрученную спираль и распались на множество сверкающих огней. Мы с дядей Ваней были в ударе!

Исполняли свои роли, импровизировали, шутили и смеялись, смешили всех вокруг.

-- Ой, Женька, какая ты красивая!-- завистливо шептали девчонки. Мальчишки приглашали на свидание.

А Коля куда-то пропал, затерялся в шумной кутерьме. Уже в самом конце вечера я мельком видела как он натягивал валенки и шубу, и бабушка ожидала его у двери.

-- Ну как? -- спросила я дома, еще находясь под впечатлением от праздника.

-- Сногсшибательно! -- похвалил меня отец

-- Но зачем же ты так орала?-- спросила меня мама.

-- Ты была самой громкой Снегурочкой в моей жизни, -- улыбнулась бабушка.--Ты вопила так, что даже игрушки на елке дребезжали.

И еще много лет родные вспоминали громогласную роль Снегурочки и подсмеивались надо мной.

С Колей я почти не общалась, презирая его за слабость. А через много лет после окончания школы узнала, что он достиг больших высот в певческом искусстве.

Вспоминал ли он когда-нибудь свой первый опыт, смеялся или переживал? Думаю, да. И, если он вдруг прочитает эти строки, я хочу сказать:

-- Прости меня, Коля, но ведь я так старалась!

Евгения Кривцова

  • Супер 2
  • Ха-ха 1
  • 0
  • 131
0
131
  • Супер 2
  • Ха-ха 1

0 комментариев

Нет комментариев для отображения

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...