Перейти к публикации

Мартовские сны. Велинград

Саша Р.
  • · 6 минут на чтение

Хорошо укатанная грунтовая дорога, по которой двигалось бодрое жёлтое такси, вела к закрытым воротам большой усадьбы на краю города. В глубине просторного, но немного заброшенного после затяжной зимы, двора виднелся карминного цвета двухэтажный дом, и слышались звуки работающих электроинструментов. Две привязанные собаки в дальнем от ворот углу казались дружелюбными и не спешили подавать голос в защиту хозяйской собственности. Водитель немного подёргал ворота, покричал и, не тратя больше времени на неэффективные действия, побежал вдоль решётчатого забора и скрылся за домом. Обе пассажирки вышли из такси, продолжая нескончаемую беседу давно не видевшихся близких людей. Одна из них, высокая, с прямой спиной и усталым лицом, время от времени замолкала на полуслове, выпадая из реальности. Она смотрела на крутой холм за домом, заросший молодыми соснами, на солнце, уже почти бесцветное в своей вечерней утомленности, на тропинку из жёлтых сосновых иголок, теряющуюся между деревьев -- и думала о том, как уже завтра утром, не спеша, поднимется по ней на вершину холма, и какой оттуда откроется, несомненно прекрасный, вид на город. А вечерами они будут...

Водитель вернулся довольно быстро и привёл с собой молодого парня в строительном комбинезоне. Парень открыл ворота, позволив машине подъехать к самому входу в дом. Хозяев, между тем, нигде не было видно. Других постояльцев, как и вообще прочих людей -- тоже. Реальность в этих краях пребывала в своём любимом формате -- неопределённого безмятежного ожидания. Поэтому на такую безделицу, как звонок парня хозяевам, выгрузка чемоданов из машины и знакомство с расположением номеров и удобств камерного отеля ушло минут сорок. Хозяев всё не было.

-- А когда... -- обратилась к Строительному Комбинезону та из женщин, которая всё время выпадала даже из этой неспешной реальности.

-- Через десять минут -- повторил в очередной раз Комбинезон и скрылся за домом.

Женщины вошли в свою комнату и немедленно обнаружили отвратительные признаки холостяцкого жилья -- холод, заброшенность, неумело наведённый условный порядок и одно полотенце на двоих. За окном взвыла отдохнувшая электропила. На большой террасе шёл ремонт. И его шествие было в самом начале.

-- Лёка, поищи чайник -- сказала выпадающая спутница своей немного деморализованной подруге.

-- Я уже поискала -- его здесь нет. И, знаешь что, Шел, я думаю его здесь никогда и не было. Может, стоит быть более последовательными и поискать сначала кухню?

И Лёка непоследовательно уселась в низкое продавленное кресло, в котором немедленно утонула.

Шел спустилась на первый этаж и вошла в большое помещение с барной стойкой и рядом столов. Кажется, Комбинезон сказал, что это ресторан. В нём было так же холодно и печально, как и в номере наверху. За барной стойкой обнаружилась небольшая комната, и Шел вошла туда. Свет нескольких фонарей со двора вместе с сумраком раннего вечера проникал сюда через небольшое окно, рядом с которым топилась большая дровяная печь с жаровней.

The lamps now glitter down the street;

Faintly sound the falling feet;

And the blue even slowly falls

About the garden trees and walls. (с)

Дверца печи была приоткрыта, и Шел немедленно привычно выпала из реальности, едва взглянув на огонь.

Now in the falling of the gloom

The red fire paints the empty room:

And warmly on the roof it looks,

And flickers on the back of books. (с)

Она думала, как чудесно будет спускаться сюда каждое утро, ставить на разожжённую плиту чайник, а потом пить вкусный горно-травяной чай, который так любят в этих местах после кофе, конечно. А вечерами они будут...

Кто-то прошёл за её спиной, дверь в кухню захлопнулась. Фонари во дворе вздрогнули и испуганно погасли. Сумрак быстро сгустился и превратился в темноту. Огонь становился всё ярче, звонче и явно пытался вырваться из печи.

Armies march by tower and spire

Of cities blazing, in the fire;--

Till as I gaze with staring eyes,

The armies fall, the lastre dies. (с)

Шел вернулась в реальность, достала мобильник и включила фонарик, чтобы всё же найти чайник или что-то подобное, в чём можно было бы вскипятить воду. Тонкий луч выхватывал из темноты щербатые чашки, пластиковые тарелки безумных расцветок, невероятные приспособления неизвестного применения, связки старых ключей, корявые алюминиевые вилки и ложки, сломанные часы, даже какие-то растрёпанные книги... Всё, кроме чайника или самой завалящей кастрюли.

Резким сигналом мобильник заявил хозяйке, что скоро разрядится. Шел заторопилась, повернулась к двери, чтобы уйти, и увидела того, кто вошёл незамеченным. Старик держал в руках большую треснувшую чашку и что-то говорил.

-- Вы кто? Что вы говорите? Где у вас чайник?
-- Сколько тебе лет?
-- Вы хозяин? Нам нужен чайник.
-- Сколько тебе лет?
-- У вас есть чайник?
-- А у тебя есть чай?
-- Нам... Да, чай, конечно, есть. Нужен кипяток.
-- Принеси чай, я налью тебе теплой воды...
Старик протянул свою треснувшую кружку женщине, чтобы показать, что теплой воды у него много. Шел подумала -- самое время опять выпасть из реальности -- и посмотрела на огонь. Дверка печки распахнулась, языки пламени стали стремительно расти и рваться наружу.
Then once again the glow returns;
Again the phantom city burns;
And down the red-hot valley, lo!
The phantom armies marching go! (с)
Огненные рыцари-всадники появлялись один за другим из печи так быстро, что Шел не успела ещё подумать -- как же они все помещаются в этой крошечной кухне -- как перед ней уже стояло небольшое войско благородных воинов, пылающих благородными же страстями. И просто пылающих. Самый прекрасный и благородный (и самый пылающий, конечно) выехал вперёд и обратился к Шел:
-- Приветствую тебя, Прекрасная Дама!
-- Здравствуйте, Огненный рыцарь -- вежливо ответила Шел, совершенно не удивляясь тому, что Огненные рыцари так старомодны, и уже догадываясь зачем они здесь.

-- Мы пришли спасти тебя -- подтвердил её догадку Предводитель.
-- Очень мило с вашей стороны. И так своевременно -- Шел умела льстить. Тем более, что льстить благородным рыцарям было совершенно нетрудно. И, действительно, рыцарь ответил так, как и следовало в этой мизансцене:
-- Мы всегда знаем, когда кому-то нужна наша помощь. А сейчас мы готовы приложить все старания, чтобы в силу своих скромных возможностей помочь Прекрасной Даме в её затруднениях -- Огненный рыцарь выпрямился в седле и заполыхал ещё ярче.
-- Мне нужен чайник -- выпалила Шел без всякой подготовки.
-- Чайник?
-- Чайник!
Предводитель резко потускнел, а его войско сбилось в кучу и загудело тревожно и растеряно, как огонь в мартовской ночи. Потом всадники замолчали, повернули своих огненных коней и вслед за Предводителем исчезли в печи. Дверца захлопнулась.
Blinking embers, tell me true
Where are those armies marching to,
And what the burning city is
That crumbles in your furnaces! (с)
-- Зачем она заварила чай прямо в электрическом чайнике? Шел! Шел, да проснись же! Хозяйка принесла нам чайник, который обещала, но зачем-то насыпала в кипяток какой-то травы. Я не знаю, что мне теперь делать -- Лёка была расстроена и растеряна. Пора просыпаться и спасать её, подумала Шел и открыла глаза. Реальность большой тёплой чистой квартиры очень понравилась ей, и она сразу же спасла Лёку. Но это произошло уже в другом сне. Или Реальности?..

  • Нравится 2
  • 0
  • 292
0
292
  • Нравится 2

0 комментариев

Нет комментариев для отображения

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...