Перейти к публикации

Учительница.

Mik15
  • · 2 минуты на чтение

Сегодня отмечается Всемирный день учителя. Праздник юбилейный, утверждён был пятьдесят лет назад.

У многих из нас с учителями связаны самые светлые воспоминания. Это и первые шаги в познание мира, первые буквы и крючки, выведенные в тетради с косой линеечкой. Это и первые удачи, пятёрки и четвёрки, радости и восторги. Поэтому мы помним своих учителей, и наверное иногда нам хочется побывать в своей школе, заглянуть в свой класс, пройти по коридорам, от кабинета к кабинету. Бывает, это желание откладывается на годы, даже десятилетия, но наверняка оно есть.

Я собирался в свой интернат долго, почти сорок два года. Хотелось побывать, два раза даже ходил вокруг, когда посещал Ленинград, но зайти, как-то не решался. Наверное, удерживало, что там уже всё не так, всё незнакомо, да может и вообще, не пустят, столько лет прошло. И интерната-то нет, просто школа. А мы там жили, учились, играли, убегали. Наше футбольное поле не такое как раньше, ограждение вокруг тоже не такое. Хотя здание то же, и окна нашего класса на том же месте, и спальни.

В прошлую пятницу мы оказались в Ленинграде в одно время с одноклассницей Верой. Вернее я специально приехал, всего на день, встретиться с ребятами. Нас совсем мало, кого уже нет вообще, кто потерялся, кто, как и я, живёт очень далеко. Но списались, созвонились, решили собраться, четверо интернатовских одноклассников, выпустившихся более сорока лет назад.

В день приезда, перед встречей, я позвонил Вере:

- Давай сходим в интернат, посмотрим, что там сейчас, как.

- Давай, - Вера согласилась сразу, - я там с выпуска не была.

Встретились у ворот.

На входе охрана, всё серьёзно, документы попросили, проверили. Мы объяснили, что учились здесь, только очень давно, и что хотели бы пройти, посмотреть. Охранник отнёсся с пониманием:

- Я у директора спрошу, думаю, она против не будет, сам не могу принять такого решения.

Сходил к директору, пригласил:

- Пройдите, директор уделит вам пару минут, она очень занята.

Входим с Верой в кабинет директора… нам навстречу из-за стола… поднимается… наша учительница математики Галина Петровна. Человек я конечно выдержанный, и насмотрелся всякого, но тут… до сих пор сомневаюсь, не открылся ли у меня рот от удивления. Наша Галина Петровна, такая же, как была, но может не совсем, причёска не та, ростом вроде как меньше, или мы выросли. Но сорок с лишним лет!

- Здравствуйте Галина Петровна.

- Вы меня помните?

- Да не только Вас, я даже указку Вашу помню, коричневого цвета. И подпись Вашу, которую я мастерски подделывал в дневниках одноклассников, выставляя хорошие оценки.

Две минуты, оторванные у занятого директора, растянулись в два часа. Вспомнили всех, кого помнили, разные случаи, из тех далёких, конца шестидесятых, начала семидесятых. А потом ходили по школе, зашли в свой класс, актовый зал, столовую. Прошли по этажам, где были наши спальни. Что-то изменилось, что-то осталось так же.

Говорят не надо возвращаться в прошлое. А может быть наоборот, может быть иногда надо.

  • Супер 5
  • 2
  • 938
2
938
  • Супер 5

2 комментария

Natania

в прошлое всегда один путь - прошлое и оно никогда уже не изменится, и воспоминания ярче о школе всегда, потому что там событий всегда больше, как и людей из этого прошлого...

Seva spb

Это счастье когда жива и здорова учительница))) Из моих осталась только одна и ей 85 лет и она преподает))) А учился я в 163 школе, возле Таврика

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...