Перейти к публикации

Нет дороге окончанья -- 1

Саша Р.
  • · 6 минут на чтение

Не верь разлукам, старина, их круг

Лишь сон, ей-богу.

Придут другие времена, мой друг,

Ты верь в дорогу.

Нет дороге окончанья,

Есть зато ее итог,

Дороги трудны, но хуже без дорог.

(Ю. Визбор)

Возникновение стойких предпочтений в любых видах человеческой деятельности -- явление пока непознанное в силу малой актуальности подобных знаний в повседневной жизни и общей ограниченности ресурсов. Ну действительно, что даст человеку просветление в вопросах -- отчего это он любит вышивать гладью, а не крестиком, отдыхать далеко и дорого на морском берегу, а не близко и бесплатно на тёщиной даче, ездить по железной дороге, а не летать самолётами. Хотя причины последнего, по крайней мере, для меня, стали понятны ещё в то далёкое время, название которого звучит также звеняще и терпко, как и "железная дорога" -- в детстве. Первая поездка на поезде пришлась на время моего совсем уж хрупкого возраста -- восемь месяцев от рождения, не оказав на мои привычки никакого воздействия. И потом ежелетне повторялась с постоянством маниакально возникающего желания родителей оздоровить худосочного ленинградского ребёнка в благодатных условиях сельской местности, населённой дальней роднёй с полустёртой из памяти за давностью времён степенью родства.

Вот тогда я и полюбила поезда -- эти, пропахшие креозотом и наполненные концентрированным разнообразием жизни, кратковременные пристанища на колёсах. Перестук этих колёс, жар титана с ароматным кипятком, редкие звуки кратких ночных остановок на полустанках: вечно неразборчивая скороговорка загадочного вокзального голоса, сообщавшего: "на первый путь прибывает..." - "отправится..." - "проследует без остановки", гулкий металлический звук постукивающего по колёсам молотка станционного проверяющего, громкий шепот садящихся здесь ночных пассажиров, и, наконец, прерывистый хриплый гудок, толчок, скрежет и опять мерное покачивание в дремотной вагонной тишине до грохота стремительного встречного или до следующей станции -- это знаки другой жизни, манящей волнующей возможностью нового поворота, попытки самоволки из привычной колеи в захватывающее неизвестное. Вот она, та другая жизнь -- динамический видеоряд, проносящийся мимо тебя на экране вагонного окна. Ты мог бы ехать в той машине, идти по той тропинке вдоль насыпи, стоять под тем деревом у реки, зайти в тот дом на пригорке -- занять то место, жить той жизнью, идти другой дорогой -- и, возможно, ты был бы даже счастлив, наконец.

Стремление накормить ближнего во что бы то ни стало -- одна из сильных сторон нашего человека, которая особенно доставляет в дороге.

Попутчики в поездах дальнего следования -- люди, в основном, прожорливые, общительные и внимательные к нуждам друг друга, даже если вы ни в чём не нуждаетесь.

-- Нет-нет, спасибо, я не хочу есть, -- говорите вы в очередной раз, решительно отказываясь от яиц, колбасы, пирожков, курицы, огурцов и прочих несметных запасов разнообразной снеди ваших заботливых спутников.

Никогда не знаешь -- кто окажется рядом, с кем разговоришься и о чём, надолго ли, и куда приведут эти разговоры и эта дорога в бездонной ночной тьме, но всегда уверен, в случае атомной войны голодным не останешься.

У каждого из нас за долгую, но быстротечную, жизнь скапливается множество путевых историй и воспоминаний. Мы тепло и доверчиво делимся ими с новыми попутчиками в новых поездках, в который раз проживая ту случайную встречу с простым рязанским парнем в плацкартном вагоне на обратном пути из Одессы в Казань, который спас нас, четверых легкомысленных студенток, возвращавшихся после летней практики в бескрайних_украинских_садах, от голодной смерти. Или необъяснимый приступ непреодолимой сонливости, когда ни верхняя боковая полка в плацкарте, ни полный вагон курсантов Военно-физкультурного училища -- адептов последнего дня летнего отпуска, не стали факторами хоть как-то повлиявшими на ваш здоровый молодой сон, длительностью, равной величине пробега от Казани до Ленинграда на неспешном скором.

Нигде и никогда не бывает человек столь откровенен, как в дороге. Нигде сближение распахнутых душ и согласие затуманенных воспоминаниями взоров не происходит так стремительно и легко, как в поездах дальнего следования, чтобы так же быстро исчезнуть, как огни встречного в ночной мгле.

Ранним февральским утром даже в Болгарии ещё морозно, темно и безлюдно. Несколько человек сидят на скамейке в центре курортного городка Павел Баня, у автостанции -- ждут автобус до Софии. Мне нужно в Шумен, и я пропускаю софийский, чтобы сесть в промёрзшую маршрутку до железнодорожной станции городка к шестичасовому поезду София -- Шумен. Со мной в салоне ещё только один пассажир -- улыбчивый мужчина в дальних годах с необыкновенной густоты кудрявой шевелюрой и такой же бородой. Все четыре километра от автогара до жпгара он обсуждает что-то с водителем -- не торопливо, но и не умолкая. Подъезжаем прямо к узкой полоске старого покрытия, примыкающего почти вплотную к рельсам -- безлюдной платформе. Несколько фонарей и размытые утренним туманом контуры станционного домика с закрытой билетной кассой – вот и весь ночной пейзаж. Выходим все вместе с водителем. К нескончаемому разговору подключают и меня, объясняя, что билет можно будет взять прямо в поезде у кондуктора, а потом приветствуют ещё одного раннего попутчика, вынырнувшего из тумана откуда-то справа. Знаете, некоторых людей можно не описывать долго и нудно, подбирая слова. Достаточно сказать -- породистый. Этот мужчина, действительно, был из той редкой породы людей, которые в любом возрасте и в любой ситуации выглядят притягательно своей спокойной благородной, какой-то душевной, красотой.

Поезд появляется из тумана неожиданно и почти бесшумно. Мужчины подхватывают мой чемодан и помогают войти в вагон. Все вместе как-то очень естественно занимаем одно купе, и мои попутчики зовут кондуктора, который уже и сам спешит к нам. Называю ему конечный пункт поездки -- Шумен и начинаю готовить восемнадцать левов (столько стоил билет от Шумен до Павел Баня), но кондуктор не спешит -- достаёт служебного вида потрёпанную книжку и увлекается расчетом цены моего билета. Перестук колёс, ровное гудение мужских голосов, мягкое тепло хорошо протопленного вагона, размеренный шорох страниц справочника тарифов и расстояний в руках кондуктора действуют как положено -- расслабляюще дремотно с уклоном в свежие воспоминания о приятно проведенном времени в Павел Баня. Всего пять дней длилось моё "самолечение" в минеральных бассейнах этого курорта, хотя изначально планировалось чуть больше. Переменить планы заставила ворвавшаяся в Болгарию в конце февраля нетерпеливая весна, в результате чего во мне произошло внезапное осознание своей участи как хозяйки небольшого, но, всё равно, сельского, хозяйства. Осознание этого факта выразилось в столь же внезапном понимании, что виноградную лозу надо обрезать именно сейчас, ибо потом будет поздно, тем более, неизвестно, когда это потом может наступить. К этому надо добавить, что здоровье моё на пятые сутки отмокания в тёплых животворных источниках этого благословенного места столь сильно улучшилось, что осанка вернула себе былую стройность, мысли -- забытую резвость, а походка -- прежнюю прыть. Оставаться дольше было бы весьма опрометчиво, памятуя старую истину: лучшее -- враг хорошего. Конечно, просыпаться утром в уютном чистом просторном номере на верхнем этаже нового семейного отеля с видом на заснеженные вершины Стара Планина, очарование которому здорово добавляла его цена в 18 лев/сутки, спускаться в большую общую кухню-столовую в пристрое, чтобы выпить кофе и приготовить завтрак, потом не спеша гулять, решая только одну задачу -- в каком из отелей сегодня поплавать в минеральном бассейне: Маркони, Севтополисе или DianaMar, почти всегда останавливаясь на DianaMar из-за возможности поплавать там ещё и в открытой воде с гидромассажем под "горячим" февральским солнцем, всевозможными саунами-парными и общей стоимостью всего этого оздоровительного изобилия 20 лев/сутки, потом обедать в одном из множества заведений со средней ценой за обед в 6-7 лев, опять гулять, опять плавать, засыпать мертвецким сном, едва касаясь подушки, и начинать всё сначала на следующий день -- да, так вот, всё это был так хорошо, так правильно и легко, как будто всё несовершенство окружающей действительности вдруг исчезло, и в мир вернулась гармония. Но ведь это ощущение -- одна из самых опасных иллюзий, подумала я, всё ещё сомневаясь -- не стоило ли остаться в Павел Баня подольше. А впрочем, что сделано, то сделано.

  • Супер 5
  • 8
  • 1986
8
2k
  • Супер 5

8 комментариев

Taksa
Светлана, Казанлык

Да, все так и есть и люди доброжелательные, и бассейны с минералкой восхитительные. Это наши места, спасибо вам, всегда приятно увидеть и полюбоваться как бы со стороны. Мы живем совсем рядом и пару раз в неделю бываем в Павел Бане, выработался уже своеобразный ритуал, сначала мы едем гулять на Копринку (были там? Вид фантастический!) потом в бассейн, обедаем и домой...7 минут всего дорога. Вносит приятное разнообразие в нашу жизнь и на здоровье действует положительно.

Саша Р.
Да, все так и есть и люди доброжелательные, и бассейны с минералкой восхитительные. Это наши места, спасибо вам, всегда приятно увидеть и полюбоваться как бы со стороны. Мы живем совсем рядом и пару раз в неделю бываем в Павел Бане, выработался уже своеобразный ритуал, сначала мы едем гулять на Копринку (были там? Вид фантастический!) потом в бассейн, обедаем и домой...7 минут всего дорога. Вносит приятное разнообразие в нашу жизнь и на здоровье действует положительно.

Вы живёте в прекрасном месте -- сплошь минеральные источники, горы и розы. Уникально. Хотя уверена -- Болгария вся прекрасна. Неустанно открываю для себя что-то новое. В Павел Баня собираюсь бывать теперь хотя бы пару раз в год -- эффект от вод этого курорта совершенно удивительный и быстрый.

На озере, к сожалению, не была -- в следующий раз попробую добраться и туда. А ещё в Карлово -- мои попутчики очень советовали. Кстати, посмотрела в интернете фото Копринки -- действительно, красиво.

Сабріна_Лайт

Как я вас понимаю. Сама люблю такие странствия. Ночь в поезде - сказка, специально не сплю, чтобы этой сказкой насладиться.

Дракониха

Потрясающе правдивое описание езды в поезде-даже сама почуствовала ту атмосферу и ароматы застолья (с обязательными жареными курами. Вареными яйцами) и дружелюбием соседей по купе, а какой чай был в стаканах с подстаканниками! Какой-то свой мир поездов! Спасибо Вам за прекрасный русский и профессиональный язык повествования, за легкость прочтения, и. Конечно, за влекущую жизнь на термальных источниках. Прочитала с огромным удовольствием. Жду продолжения.

Natadem

Очень вкусно рассказали, и про поезд, попутчиков, и про отдых в Павел баня. Захотелось вот так же расслабиться, погулять по городку, поплавать в бассейнах. Мы в 35 км от него живем, не совсем близко по болгарским меркам, давно туда собираемся, но никак не доедем. Теперь обязательно съездим, особенно после такого проникновенного рассказа:)

Саша Р.
Потрясающе правдивое описание езды в поезде-даже сама почуствовала ту атмосферу и ароматы застолья (с обязательными жареными курами. Вареными яйцами) и дружелюбием соседей по купе, а какой чай был в стаканах с подстаканниками! Какой-то свой мир поездов! Спасибо Вам за прекрасный русский и профессиональный язык повествования, за легкость прочтения, и. Конечно, за влекущую жизнь на термальных источниках. Прочитала с огромным удовольствием. Жду продолжения.

Да, о термальных источниках в Павел Баня у меня получилось рассказать меньше, чем о дороге. Возможно, это правильно -- у каждого свои критерии отдыха и оздоровления. Мои ограничивались только бассейнами с минеральной водой, поэтому не было смысла селиться в отелях или реабилитационных центрах (санаториях). Но на разведку туда я, конечно, сходила. Цены очень приемлемые -- например, в "СБР-НК ЕАД - Специализирани болници за рехабилитация - национален комплекс" традиционно массаж самый дорогой, порядка 12-15 лев, и первичный осмотр врача (с назначением курса лечения) 20 лев. Остальные процедуры (в т. Ч. Всевозможные минеральные ванны) в диапазоне от 4 до 10 лев. Из тепловых только парафин (не считая физиотерапии). Луги у них нет, грязи тоже, конечно, нет. В ПРО ЕАД бассейн не работал до 3-го марта, а на процедуры всё время было занято -- большой наплыв людей по страховке (типа нашей ОМС, как я поняла). В Милениуме аналогично. Все эти подробности можно узнать только на месте -- это особенность всех курортов, в принципе, не зависимо от страны.

Добавлю ещё, что один мой день там стоил в среднем -- 50 лев. 5 дней, соответственно -- 250 лев.

Спасибо Вам за отзыв, рада, что понравилось.

Саша Р.
Очень вкусно рассказали, и про поезд, попутчиков, и про отдых в Павел баня. Захотелось вот так же расслабиться, погулять по городку, поплавать в бассейнах. Мы в 35 км от него живем, не совсем близко по болгарским меркам, давно туда собираемся, но никак не доедем. Теперь обязательно съездим, особенно после такого проникновенного рассказа:)

Рада, если оказалась полезной и интересной в части информации о таком замечательном месте, как Павел Баня. Правда, особенность его в том, что он лучше всего подходит для восстановления опорно-двигательного аппарата. Питьевой минеральной воды там нет, в отличие от Хисаря.

Большое спасибо Вам за отзыв, Наталья.

Лика7

Легко и с удовольствием читаю Ваши рассказы.) Спасибо.

Please sign in or register to post a comment.
  • Записи в блоге

    • Да
    • Вселенский взаимообмен!
    • "Ей повезло, потому что всем, кто не теряет надежды, везёт – вблизи Тугулыма, стояла целая армия грибников. Мама придирчиво обошла каждого «бойца» и выбрала в конце концов продавца, который понравился ей чисто по-человечески (справедливости ради следует сказать, что и грузди у него были отменные). У этого же чисто человеческого продавца мы скупили всю чернику и, радостные, сложили покупки в багажник, где лежали непроданные книги. И помчались дальше, оставив позади Тугулым вместе с грибами, ягодами и школьными воспоминаниями.
      Я люблю делить дорогу с мамой – мы почти никогда не ругаемся и даже спорим вполне мирно. Когда проезжали мимо Талицы, мы обе почувствовали, что машина едет совсем не так, как раньше. Если бы она была человеком, я сказала бы, что она вдруг резко захромала на правую ногу.
      С машиной у нас отношения трепетные, переходящие с моей стороны в нечто вроде обожания и повышенной тревожности. Если в машине вдруг что-то стучит не так, как надо, я тут же бью тревогу.
      Мы вылезли из машины – и увидели, что заднее правое колесо лежит на земле ровной тряпочкой.
      – Ещё минута, – сказала мама, – и улетели бы в кювет. Лежали бы там, присыпанные грибами да ягодами.
      И книгами, подумала я.
      В списке моих умений можно найти самые неожиданные, но менять колёса я не умею. И повода научиться не было – за те двадцать лет, что я за рулём, ни одно колесо не пострадало.
      Мы с мамой стояли на обочине, как давешние труженики леса, и осознавали новую злополуку… Рядом проносились на полной скорости счастливые обладатели целых колёс, резко гудели фуры, шептались, хихикая, сосны. Как вдруг рядом с нами притормозил поношенный джип. Водитель, в отличие от своей машины, был совсем ещё не старый. Видно было, что он торопится, что мы со своим колесом-тряпочкой ему совсем некстати, но он остановился, открыл багажник в поисках нужных инструментов – и оттуда посыпались вещи. В основном это был детский транспорт: какие-то санки, коляски, ледянки, самокаты – все четыре сезона в одной машине. Наш спаситель чертыхнулся, начал разгребать эту кучу, с трудом нашёл, что искал, – и пошёл теперь уже к нашей машине, за запаской. Мама уже выгрузила книги, грибы и ягоды из багажника, и вообще мы с ней всячески проявляли готовность помогать и участвовать в спасательной операции. Мама даже завела с водителем подобие светской беседы, но он вежливо посоветовал заняться лучше сбором камней, которые он будет подкладывать под другие колёса, чтобы машина не завалилась набок. Мы с радостью стали подбирать камни – как древние египтяне или муравьи, выкладывали их на обочине, а спаситель придирчиво отбирал подходящие. Потом он поднял машину домкратом, поменял колесо и строго велел мне ехать до самого города «не больше восьмидесяти». Я бы и сама могла об этом догадаться, глядя на запаску – она выглядела намного тоньше других колёс и чем-то напоминала протез.
      От денег наш спаситель отказался, хотя мы совали ему их с усердием, достойным лучшего применения. И уехал, не дослушав горячих слов благодарности. Я вспомнила, как болгары отвечают на «спасибо» – «няма за какво». (Я тогда учила болгарский язык, поэтому он и всплывал у меня в памяти кстати и некстати.)"
      Это она же, Матвеева (в моей минимальной редакции).
    • Написано в феврале 2023 г.
  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      172
    • Всего записей
      1427

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...